О чем новый фильм Джима Джармуша?
«Мертвые не умирают» - двойная загадка
Отечественная публика выражает активное недоумение, граничащее с бескрайним возмущением: «Мы не поняли новый фильм Джима Джармуша!» Ну как не поняли? Поняли - только не постигли, в чём его глубина.

Прежде чем ответить на данный вопрос, надо сделать небольшое отступление. Джим Джармуш принадлежит к числу наиболее любимых (именно так, а не «популярных») в России западных режиссеров. Можно сказать, что в России он даже более известен, чем на Западе. Например, нуар-вестерн «Мертвец» (1995) для российского любителя кино - «культовая вещь», в то время как многие западные киноманы даже не слышали про данную киноленту.
Фильм «Мертвые не умирают» (2019) показался нашему российскому зрителю излишне простым и даже «плоским». Причина этого кроется в незнании некоторых аспектов западной поп-культуры. Забегая вперед, отметим, что эта лента блистательная, но злая двухуровневая пародия, так сказать, «комедия в квадрате».

На первом уровне пародируют некоторых режиссеров, которые в своих лентах «имитируют смыслы». Критики уже давно стали подозревать, что отдельные кинотворцы, «водят публику за нос» и под видом «высокой кулинарии» преподносят «пиццу из колбасных обрезков». Конечно, всё это приправляется многозначными фразами и таинственными максимами. Поэтому один из героев в ленте Джармуша постоянно говорит: «Чую, добром это не кончится». Хотя на самом деле он ничего не чует, ничего не предполагает, а его слова ничегошеньки не значат.

Такой же смысл у эпизода, когда в магазине у развозчика продуктов просят сказать «что-то мудрое», тот на гора выдает: «Мир совершенен – цени детали». После чего услышавший это погружается в дебри рефлексии, хотя это были всего лишь слова обычного развозчика. Джармуш как бы говорит, что гениальная вещь является гениальной самой по себе. Не важно, сняли ли её «Дэвид Линч» или «Вася Пупкин». Если она становится гениальной только при авторстве «Линча», то это - подделка, а не шедевр.

Впрочем, есть у фильма и второй уровень пародийности. Он как бы подобие «палпового журнала». Были такие в первой половине ХХ века («Черная маска», «Мрачная тайна» и т.д.). Именно с их страниц в культуру пришли как криминальные нуары, так и ужасы про оживших мертвецов. У криминальных рассказов была одна особенность. В их названиях часто упоминались «мертвые» (в смысле «убитые»), которые что-то не могли делать: «не звонят по телефону», «не возвращают долги», «не дают показаний» и т.д. В 1982 году по этому поводу был снят пародийный фильм «Мертвые не носят пледов» («Мертвые не носят шотландку»).

По большому счету список «заказных» для мертвых вещей могут составлять почти все глагольные формы. А что будет, если они не «умирают»? Ведь на страницах бульварных журналов рассказы про зомби соседствовали с новеллами о гангстерах и с заметками об инопланетянах. Это смешение в фильме передано невозмутимостью главных героев (прям стоические частные детективы из нуара), хотя они перемещены в условия зомби-апокалипсиса. В итоге получился некий синкретический жанр: зомби-нуар, ранчо-готика или смузи-хоррор, если угодно. Что подчеркивается появлением в фильм Селены Гомез, на которую активно «пускают слюни» некоторые персонажи. К слову сказать, по российским меркам у оной даже очень средненькая внешность (да простят меня поклонники данной поп-дивы)

В чем смысл этого фильма? В многомудрой фразе: «Теперь это просто дохлые хипстеры из Кливленда». На этом мы заканчиваем наш рассказ. Однако очень скоро продолжим рассматривать новинки, связанные с нуаром и мрачным жанром. А потому не забывайте читать наши материалы! А ещё лучше подписывайтесь на наш канал. Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара
Made on
Tilda