Азбука мрака

«Убийства по алфавиту» и хроники нуара
День добрый, дорогие друзья! С вами вновь специалист по ретрокультуре, историк Андрей Васильченко. В данном случае мне предоставлено слово как автору первого в России «полноформатного» (то есть полноценной книги, а не отельной статьи) исследования по истории нуара, которое из печати вышло под названием «Пули, кровь и блондинки». За что спасибо издательству «Пятый Рим»! К слову сказать, эта книга настолько удачно зашла на рынок, что во многих магазинах уже закончилась. Если вы стойкий поклонник «Озона» или «Лабиринта», то подождите немного – скоро она вновь там появится в продаже.
Сегодня мы поговорим об удивительном явлении, а именно о «вторжении» нуара в сферу классического детектива. Изначально это были две раздельные области. Нуар и «сваренный вкрутую детектив» (именно так правильно переводить характеристику литературной основы нуара, например, повести и рассказы Д. Хеммета) были осознанной альтернативой классическому детективу. В нуаре преступление не совершалось изысканным и экзотическими способами - преступление было вообще частью «обыденного ландшафта». Дэшил Хеммет отмечал по этому поводу, что в классическом детективе главная проблема крылась в недостатке улик, а в реальной жизни – в их изобилии. Были существенные различия в фигуре сущика. В классическом детективе сыщик – всезнающий, и продумывающий все ходы на много ходов вперед. В нуаре сыщик (чаще всего, частный детектив) дезориентирован; он простой человек, который нередко вообще не понимает, что происходит вокруг.

Если говорить об ощутимом проникновении нуара в классический детектив, то эта затея принадлежит британцам. Несмотря на мое весьма скептическое отношение к англичанам (я вообще не понимаю, как можно быть англофилом, ибо это отвратительно) не могу не похвалить их в этой части. Начать можно было бы с сериала «Молодой инспектор Морс», который кардинальным образом в своей тональности отличается от «простого» «Инспектора Морса» (об этом мы поговорим в отдельном сюжете). Затем был многосерийный проект про французского комиссара Мегре, который, тем не менее, был сделан англичанами. Более того, на роль знаменитого комиссара пригласили Роуэна Аткинсона, славного исполнением роли мистера Бина. Однако в роли Мегре не было и намека на иронию, что выводит Аткинсона за рамки комедийных ампула. Получился очень убедительный комиссар полиции, хотя для привычного образа ему не хватало пышных усов, к которым привыкли отечественные зрители.

Нет усов и у «нового» Эркюля Пуаро, который появился в мини-сериале «Убийства по алфавиту». Хотя если быть более точным, усы есть, но не такие, к каким привыкли поклонники творчества Агаты Кристи. Да и Пуаро совершенно иной. Да и времена изображены отнюдь не из эпохи уходящего модерна. Пуаро растерян, устал и погружен в сомнения. В нём нет ни капли от хлыща и зазнайки, что мелькал в ранних сериалах. Иногда он обращается за помощью к небесам, что указывает на то, что его мозг не безупречен. Британская полиция игнорирует его, а отнюдь не стремится к его помощи. И играет этого унылого Пуаро никто иной, как Джон Малкович. Это уже само по себе становится интересным. Более того, если бы три часа сериального действия слегка перемонтировать, то получилась бы вполне приличная кинолента.

Итак, о действии сериала, не раскрывая его тайн, хотя сюжет этой повести Агаты Кристи вполне известен. Англия предстает как мрачная депрессивная страна. На фоне общего кризиса дуновности набирает популярность движения Освальда Мосли (БУФ – Британский союз фашистов). В этом меняющемся мире всё не то, чем кажется на первый взгляд. Нуар никогда не задавался вопросом: кто убийца? (детектив) Равно как не задавался вопросом: почему убийца? (триллер). В нуаре два главных вопроса: поймают ли преступника? И является ли преступник собственно преступником? Создатели сериала играют со зрителем, что не редкость в современном нуаре. Казалось бы, сериал посвящен первому вопросу. Однако не спешите с выводами, на самом деле он про второй вопрос.

«Убийства по алфавиту» в изобилии используют визуальные штампы из классического нуара – мрачные тоннели (вспоминает «Третьего человека»), грязные лестницы, отбрасывающие пугающие тени перила. Здесь не будет ни уютных домиков, ни озадаченных эсквайров, к которым мы привыкли у «классической» Агаты Кристи.

Нельзя не заметить, что кроме Малковича здесь есть Руперт Гринт, что позволяет говорить о том, что сей «рыжий субъект» перерос юношеские штанишки образа из Гарри Поттера.

Made on
Tilda