Как советская легенда не стала нуаром

Как режиссер «пожалел» зрителей
День добрый, дорогие друзья. Вы находитесь на канале, который посвящен мета-жанру, более известному как нуар, что обычно обозначалось в аннотациях к фильмам как «мрачная криминальная драма». Постоянным гидом по этой теме являюсь я - историк и писатель Андрей Васильченко. В данном контексте прежде всего как автор книги «Пули кровь и блондинки. История нуара».

Мы обозначили, что в ближайшем будущем будем в целой серии материалов разбирать такое явление как «советский нуар». Будем делать это с конкретными примерами, смотреть специфику той или иной картины, сравнивать их с традиционными нуарами.

Надо сказать, что далеко не все советские криминальные ленты можно отнести к нуару. Были и вовсе уникальные случаи, когда фильм должен был стать нуаром, для этого было все предпосылки. Но не стал. Например, так произошло с легендарным телевизионным проектом «Место встречи изменить нельзя». Он был экранизацией романа братьев Вайнеров «Эра милосердия»

Литературная основа и сериал заметно различаются в тональности, эмоциональном окрасе и оценке некоторых героев. У Вайнеров Глеб Жеглов – персонаж не совсем положительный, он молодой карьерист, готовый идти на всё, что угодно. Одним словом «сталинист». Остатки подобного подхода остались в сериале в сцене, когда Жеглов подбрасывает кошелек карманнику Косте Сапрыкину по кличке «Кирпич» («Кофелек… кофелек… какой кофелек»)

Однако этот изначальный образ изменил Владимир Высоцкий, который сознательно хотел играть Жеглова. Принимая во внимание бешенную популярность Высоцкого в конце 70-ых начале 80-ых годов, этот сыщик стал восприниматься как положительный, хотя и резковатый персонаж. Так фильм лишился, не слишком чистого на руку детектива – характерного для нуара персонажа

Однако влияние нуара, в первую очередь френч-нуара (французского нуара) видно в последней серии во время захвата банды, когда Жеглов облачен в кожаный плащ и шляпу. Опять же если говорить о банде «Черная кошка», то её прототип состоял из офицеров-фронтовиков (многие из них были разведчиками). Опять же характерные для нуара «неоднозначные гангстеры». От этого осталась только лишь фигура Левченко, которому зрительно реально сопереживает, а его гибель воспринимается как трагедия. Хотя «трансформация» банды легко объяснима – «Вор должен сидеть в тюрьме», а не вызывать симпатии

Есть еще один принципиальный момент, который не позволил «Месту встречи» стать нуаром. Это правки внесенные в первоначальный сценарий режиссером фильма Станиславом Говорухиным. Для нуара характерен мрачный пессимизм и даже обреченность. Нотки этого можно было обнаружить в изначальном проекте. Предполагалось, что после гибели Левченко Владимир Шарапов, разочарованный после возвращения с фронта старший лейтенант (это опять же встречается во многих нуарах) узнает о гибели его возлюбленной Вари Синичкиной. В память о ней он хочет усыновить подкидыша, которого они вместе доставили в детский дом, однако того уже «забрали». Одним словом не финал фильма, а беспросветная мракатуха. Однако Говорухин решил, что не надо травмировать зрителей, а потому сделал более оптимистичный финал. В итоге нуара не получилось, что не помешало «Месту встречи» стать культовым проектом советского кинематографа.

На этом мы прекращаем наш рассказ! Однако вскоре мы продолжим прогулки по темным аллеям нуарных городов. А потому не забывайте читать наш канал! А еще лучше подписывайтесь на него! Искренне Ваш Андрей Васильченко



Made on
Tilda