«Твин Пикс» российского розлива

Или одна голова - хорошо, но с туловищем – лучше
День добрый, дорогие друзья! С вами вновь историк, писатель, Андрей Васильченко. В контексте данного канала я - в первую очередь автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара», которая неожиданно для многих стала культурологическим бестселлером. Сегодня мы будем говорить об отечественном нуаре сериале «Мертвое озеро». Надо сказать, что это вовсе не ремейк одноимённого скандинавского фильма 1957 года (рождения). Наше «Мертвое озеро» - явление если не совершенно самобытное, то по меньшей мере стремящееся с самостоятельности. Надо отметить, что появление сериала я ожидал год назад. На одном полузакрытом мероприятии, посвящённом творческим планам канала «Пятница», в том рассказывалось о новинках телевизионного канала «ТВ-3», который традиционно специализируется на мистике и мрачных сюжетах.
Однако летом 2018 года сериал «Мертвое озеро» я в эфире не обнаружил и на том на некоторое время успокоился.

Однако нынешней весной сериал «обнаружился» на канале ТНТ, что вполне предсказуемо, так как это единая холдинговая структура, которую в том числе входят и «Пятница», и «ТВ-3». Если говорить о самом сериале, то надо начать с актёрского состава – Смоляков, Цыганков, Робак. Актеры, плотно обосновавшиеся в отечественном нуаре и около-криминальных творениях. Не слишком оригинально, но в любом случае спасибо, что Александра Петрова не позвали. Так как на фоне суровых северных пейзажей, его смазанный взгляд выглядел бы по меньшей мере странно.

Надо сказать, что «Мертвое озеро» - это очередная попытка обнаружить контуры отечественного нуара, так сказать, rus-noir. Можно было бы, конечно, сказать, что «Мертвое озеро» - это попытка создать российский «Твин Пикс», но на самом деле всё гораздо сложнее. И появление в сериале героини с ярко выраженной восточной внешностью, это вовсе не попытка скопировать Джози Пэккард в исполнении Джона Чень, а в большей степени ирония по данному поводу. Мрачной иронии, характерной для нуара, в сериале хватает. Чего только стоит шутка: «Одна голова - хорошо, но с туловищем оно как-то лучше».

Что же являет собой сериал на жанровом и стилистическом уровне? В действительности это не детектив. И собственно ответ на вопрос: «Кто убил Дину Кобрину? (Кто убил Лару Палмер?)» - не так уж важен. Данное расследование всего лишь повод показать «мерзость», что кроется под крышами уютного города. Обычно этой идее следует т.н. «скандинавский нуар», который вовсе не скандинавский, и не нуар вовсе. В общепринятой классификации он звучит как «нордический нуар». Хотя в скандинавских творениях нет ровным счетом ничего «нордического» - унылое повествование, на фоне унылой природы, в унылом политически корректном контексте.

Такое ощущение, что создатели российского «Мертвого озера» решили дать мастер-класс, как собственно выглядят подлинно «нордические нуары». Сериал изобилует великолепными заснеженными пейзажами, а действие действительно является нуаром – влияние «большого города» это и есть подлинная причина «возникновение гнили». Подобный подход весьма отличается от сути первого сезона «Настоящего детектива» (с которым часто сравнивают «Мёртвое озеро»). Там заложена мысль: «Гнилые места порождают гнилых людей». Однако действие происходит в Мурманской области и место, показанное в сериале, вовсе не «гнилое». «Гниль» возникает под действием «большого города» (привет Москве), откуда возвращается убиенная девушка, равно как следователь, который пытается разобраться лабиринте совершенного преступления.

На этот мы прекращаем наш сегодняшний рассказ. Однако завтра мы продолжим блуждать по черным лабиринтам нуара. А потому не забывайте читать наш канал. Искренне Ваш Андрей Васильченко

Made on
Tilda