Что есть реальность в мире кино-паранойи
Фильм «Экзистенция» как затяжной пугающий сон
В прошлом году мы отмечали 20-летний юбилей удивительной и знаменательной ленты, которая с точки зрения смыслов оказалась много глубже «Матрицы» (первой, собственно культовой части). При этом всём судьба фильма «Экзистенция» (1999) подобна участи большинства гениальных картин. Она провалилась в прокате (в США вообще не любят фильмы, которые снимались за пределами Голливуда), но в то же самое время в Берлине создатель кинокартины Дэвид Кроненберг получил особый, внеконкурсный приз, который формально даже выше Гран-при – «За вклад в развитие мирового искусства»

Кроненберг любил экспериментировать с жанрами, заимствуя отдельные элементы и сращивая их, дабы получился причудливый сюжетный узор. От нуара (то есть мрачных криминальных драм) фильму досталось ощущение безграничной паранойи, которой одержимы главные герои: разработчица компьютерных игр Алегра Геллер (в исполнении «нехорошей девочки» Голливуда Дженнифер Джейсон Ли) и обычный дежурный охранник Тэд Пайкл (его играет ещё на выработавший запасы таланта Джуд Лоу).

У фильма как истории фактически нет ни начала, ни конца. Точнее говоря, есть «открытое начало» и «открытый конец». Так как лента начинается в буквальном смысле «с полуслова» и заканчивается многоточием. На некоторые вопросы зрителю приходится отвечать самому, в частности «дорисовывать» уже в своей фантазии некоторые факты биографии отдельных персонажей.

Однако самым важным в этой кинокартине является ощущение безграничной тревоги, которое помножено на стремление понять: что же вокруг происходит? Во время презентации новой компьютерной игры на её создательницу Алегру Геллер было совершено покушение. Тэд - самый обычный охранник, типа тех, что дежурят в торговых центрах. Его задача проверять пригласительные, да следить, чтобы гости не мусорили. Он вовсе не «бодигард», который подготовлен ко всякого рода решительным происшествиям.

Однако парочка оказывается втянутой в круговорот событий. И есть предположение, что ответ на мучающие их вопросы кроется где-то в недрах игры. А потому они должны погрузиться в выдуманное пространство. Об игре и игровых приставках надо сказать отдельно. Они переворачивают все представления об играх как таковых, так как органического происхождения. Именно это обстоятельство позволяет отчасти отнести «Экзистенцию» к боди-хоррору.

В фильме человек и приставка как бы меняются местами, так как игровой прибор подключается к человеку и тот становится своего рода «батарейкой», за счет которой идет игровой процесс. То есть несколько пугающий внешне девайс, можно назвать био-драйвером.

Опять же очень значимым является понять суть игры, каковые же её правила, и самое главное, какова её цель. Однако задаваясь этим вопросом, герои из раза в раз проходят мимо возможного ответа, погружаясь всё глубже в новые игровые пласты (игра в игре). Подобный сюжетный поворот ставит «Экзистенцию» в один ряд с гениальными фильмом Дэвида Финчера «Игра» (1997) и выдающейся кинокартиной Кристофера Нолана «Начало» (2010)

Под конец всё происходящее в кадре становится напоминающим откровенное безумие, включая костяные пистолеты, стреляющие зубами, и тому подобное. Погружение в тенета безрассудности кажется невозвратимым, поскольку ближе к финалу действие, случающее в кадре (на первый взгляд) теряет всякий смысл. Но не спешите с выводами! Паранойя, почерпнутая из мрачных недр нуара – это не просто прием, но возможность получить ответы. Впрочем, те окажутся совершенно иными, нежели ожидал зритель.

Если вы не видели этот фильм раньше, то предсказать концовку вам будет в высшей мере проблематично. Что является несомненным плюсом ленты, так как она ставит под сомнение само существование реальности, в которой вы пребываете.
Made on
Tilda