Фильм, что был задолго до триллера «Семь»
«Первый смертный грех» или «эстафета» от Фрэнка Синатры к Брюсу Уиллису
Мы намедни опубликовали материал про фильм «Робин и семь гангстеров» и некоторые читатели решили, что у нас предвзятое отношение к Фрэнку Синатре. Боже упаси! Мы прекрасно относимся к этому певцу и актеру. Фильмы его участием в качестве частного детектива Тони Роума пересматривали несколько раз. А лента, о который мы будем рассказывать сегодня, вызвала и вовсе «мрачный восторг»

Фильм «Первый смертный грех» был снят в 1980 году, когда нео-нуар если и появлялся на экранах, то в виде бодрых сыщиков в кожаных крутках. А тут внезапно случился подлинный «взрыв из прошлого». Фильм почти в точности передал безнадежную и мрачную атмосферу классического нуара. Тем более чем в нём главную роль сыграл считавшийся «анахронизмом» немолодой уже Фрэнк Синатра

Несмотря ни на что, мы полагаем, что это не просто одна из лучших, а едва ли не лучшая роль прославленного актера. Он уже был немолод, а потому играл для «вечности», а не для того, чтобы произвести «эффект на публику». «Первый смертный грех» (1980) стал последним фильмом Синатры и… первой кинолентой для Брюса Уиллиса, который появляется в кадре буквально на пару секунд (если будете искать, то это окончание сцены в рождественском кафе - 1-ый час 33-ья минута ленты)

Это отнюдь не единственная заслуга фильма перед мировым кинематографом. Предполагалось создать нечто семичастной киносерии, каждый фильм из которой посвящен преступлению, совершенному «по мотивам» одного из «смертных грехов». В католичестве их – семь, в Православии - восемь. Однако публика оказалась не готова принять мрачное криминальное кино, а потому проект закрыли. Впрочем, много позже эта идея вдохновила Дэвида Финчера снять свой прославленный нуарный триллер «Семь» (1995)

А ещё, как ни покажется странным, но «Первый смертный грех» видели создатели первой, собственно культовой «Матрицы» (1999). Мы о реальных создателях, а не подставных режиссерах Вачовски. На это указывает сцена, когда один персонаж, ещё только что «бывший с волосами», вдруг представлен зрителю почти лысым, испуганным, лежащим в ванной в скрюченном положении (вспоминайте сцену «пробуждения» Нео).

Теперь имеет смысл сказать пару слов о сюжете, не раскрывая его секреты, равно как повороты, что ожидают зрителя. Действие происходит в Нью-Йорке образца конца 70-ых годов. Расследуя одно убийство, сержант полиции Эдвард Делани (его как раз играет Фрэнк Синатра) приходит к выводу, что в городе орудует «серийный убийца», который умело скрывается от полиции. Его злодеяния не привлекают внимания, так как он «функционирует» в разных районах города. Это своего рода «шатун», или, если угодно - «маньяк-кочевник».



Сержант Делани докладывает о своих соображениях новому начальству. Однако капитан полиции более озабочен собственным положением, нежели желанием устранить убийцу с улиц мегаполиса. Тот в итоге закатывает истерику, мол, старый ты пень, тебе до пенсии осталось три дня. Свали на оную спокойно - не трепли людям нервы

Сержант понимает, что дело ему раскрыть не дадут. А потому начинает собственное расследование. Как раз по этой причине «Первый смертный грех» - именно нуар, а не полицейский детектив. Полиция в целом показана как беспомощная структура, а главный герой подобен частному детективу (в некоторых эпизодах он представляется именно так).

Делани старательно анализирует улики, шастает по городу и в итоге выходит на след «шатуна». Это вполне респектабельный джентльмен, который убивает людей, будучи одержимым своей гордыней (как раз первый смертный грех в западных религиозных системах). Мол, мне ничего не будет, и вообще я жертвам делаю своего рода одолжение.

Понимая, что доказательную базу собрать довольно сложно, а потому дело вероятно вообще не дойдет до суда, сержант полиции в свой последний день службы решается на решительный, почти отчаянный шаг. Концовка фильма очень мрачная, доведенная до предела «разумного пессимизма», а потому это не просто лучшая роль Синатры, но один из лучших, но несправедливо забытый нуаров 80-ых годов…

Made on
Tilda