Киногерой по ту сторону закона и мафии
«Валланцеска - ангел зла» - фильм про самого известного итальянского налетчика
Всё-таки быстро летит время. Казалось бы, ещё недавно кинокритика активно обсуждала фильм «Валланцеска – ангел зла», как прошло десять лет с момента его выхода и оный теперь помнят только сугубые специалисты.

«Валланцеска - ангел зла» (2010) напоминает нечто среднее между некогда весьма популярным в СССР итальянским сериалом «Спрут» (1984) и фильмом «Бронсон» (2008). Последний вовсе не про известного актера, а про «вечного» и «беспредельного» заключенного, который взял себе криминальный псевдоним в честь известного актера (Чарльза Бронсона, если вы не поняли о ком мы). Отсылки к сериалу «Спрут» тоже не являются случайными, так как режиссером «Ангела зла» (для простоты будем именовать ленту именно так) выступили актер, затем и режиссер Микеле Плачидо, известный нам в первую очередь ролью комиссара Коррадо Каттани, главного героя многих сезонов «Спрута»

Плачидо даже можно назвать, человеком который пытался создать аутентичный итальянский нео-нуар. Не вариацию джалло, не спагетти-нуар, а именно полноценный итальянский нуар. Что вполне предсказуемо, так как в его творческом багаже огромное количество ролей в криминальных фильмах от «Корлеоне» (1978) до «Альдо Моро» (2008), где он сыграл убитого политика. Как режиссер он пытался развить нуар-тему в ленте «Криминальный роман» (2005). Однако куда большую известность приобрел благодаря «Ангелу зла» (2010)

Как и положено образцовому нуару (нео-нуару), фильм основан на подлинных событиях. Причем, не якобы реальных, а действительно реальных. Кинокартина является адаптацией воспоминаний известного миланского налетчика Ренато Валланцеска, который и по сей день отбывает пожизненное заключение. Легендой он стал ещё во время «промежуточной отсидки», которая пришлась на 70-ые годы

В то время Италию очень сильно «лихорадило». С одной стороны, действовали «Красные бригады» (как действительные, так и мнимые). С другой стороны, войну полицейским объявил «неуловимый» крестный отец сицилийской мафии Тото Риина. А ещё инфляция, всякого рода «флорентийские душегубы» и прочие «радости жизни». Именно в этих условиях сколотил свою банду Ренато Валланцеска, с юности промышлявший мелкими кражами, и сменивший к моменту совершеннолетия далеко не одно исправительное заведение.

Однако теперь он решил грабить банки, став не столько «итальянским Робин Гудом», сколько «местным Джонни Диллинджером» (опять же вполне нуарным персонажем). Ренато не раз попадает в заключение, бежит, опять попадается. В промежутках устраивает не только налеты на деньго-хранилища, но и на тюрьмы, дабы высвободить своих приятелей, так что сравнение с легендарным грабителем со Среднего Запада – отнюдь не случайное.

А ещё Валланцеска презирает Систему, во всех её проявлениях. Будь то государство с его законом, вне которого он ставит себя, будь то мафия (или неаполитанская каморра) с криминальными порядками, которые он категорически не собирается соблюдать. Как можете предположить, желающих расправиться с данными персонажем - достаточное количество.

Если говорить о фильме именно как об итальянском нео-нуаре, то надо отметить, что ленту про похождения Валланцеска ещё в 70-ые годы хотел сделать Жан Пьер Мельвиль, взяв на главную роль Алена Делона. Но проект в силу каких-то причин не состоялся. Затем роль легендарного преступника мог сыграть молодой Микеле Плачидо. Не сыграл, «но осадок остался». Третью попытку предпринимали американцы, видя в образе налетчика Шона Пенна – опять же не получилось.

Только уже на излете «нулевых» проект удалость «пробить» Микеле Плачиде. Его фильм сразу же обвинили и романтизации криминала, что есть вполне «стандартное обвинение» для нуара (нео-нуара). Хотя Плачиде дал совершенно характерную для нуара «отповедь», мол, даже великий Достоевский показывал темную сторону человека…

Made on
Tilda