Кто в действительности сотворил «Матрицу»?
Апокрифическая версия в рамках конспирологической кино-конструкции
Дорогие друзья, пару лет назад мы делали материал (правда, для другого канала), в котором давали непривычный ответ на вынесенный в заголовок вопрос. Однако прошло время, и настал момент, когда можно дать расширенную и более точную трактовку некоторых таинственных событий, имеющих прямое отношение к кинематографу

О значении культового фильма «Матрица» (1999) для кинематографа в целом и отдельных жанров в частности говорить бессмысленно, ибо это займет очень много времени. Ограничимся констатацией факта, что оно ВЕЛИКО. А потому невольно приковывает внимание к тем, кто этот фильм снял. А именно к значащимся в титрах Вачовски. Некогда братьям, а ныне сестрам. Дабы не путаться - существам с планеты Земля.

И вот тут начинаются странности. Ни до 1999 года (дата выхода на экраны первой, собственно культовой части «Матрицы») ни после они никак не проявили свой талант, создавая в высшей мере посредственные киноленты. Которые в лучшем случае тянули на слабую четверочку, а иные даже до этого не дотягивали.

Талантоизвержение случилось столь же внезапно, как и закончилось. Что в большей степени является сюжетом из сферы мифов, нежели реальной культуры. А потому волей-неволей родилась версия о подставном режиссерстве. В кино это не первый случай. Обычно подставные режиссеры используются, когда выполняется какой-то важный политический или социальный заказ.

В качестве примера можно привести советскую «Карнавальную ночь» (1956), фильм который должен был исподволь закрепить в умах решения ХХ съезда (в первую очередь разоблачение т.н. «культа личности») и в некоторой степени натравить «молодежь» на «стариков-сталинистов». Задачу должен был непременно выполнить молодой режиссер. На эту роль избрали почти не имеющего опыта Э. Рязанова. Однако возникал риск провалить съемки и тогда фильм по факту снял Иван Пырьев. Потому «Карнавальная ночь» стоит особняком и категорическим образом не похожа на иные ленты Рязанова

Но вернемся к «Матрице». Как ни странно, но первыми «тревогу подняли» вовсе не кинокритики, а религиоведы. При анализе частей «Матрицы» они обратили внимание, что первую снимали люди, обладающие буддистскими взглядами на жизнь. Вторую, а позже третью части «Матрицы» (которые не только не снискали успеха, но оказались провальными) делали те, кто придерживался принципов «ветхозаветного фундаментализма».

А это два принципиально разных восприятия реальности. Вместо того чтобы дать простой и логичный ответ, религиоведы начали что-то лепетать про «проблему смены религиозной парадигмы», видимо, не понимая, что речь они ведут вовсе не о философе Платоне, а о двух в высшей мере озабоченных киношниках средней руки. Опять же буддизм предполагал неприятие реальности, допущение, что правда может находиться вне её, но всё-таки близко

Стоп! Вам это ничто не напоминает? «Истина где-то рядом». Могло бы быть простым совпадением, что это похоже на главный «пароль» «Секретных материалов», если бы не одно НО… А именно проект Криса Картера «Жестокое царство», который был закрыт как раз накануне начала съемок «Матрицы». В нём некто Том Хобс оказывается в симуляторе реальной жизни, откуда можно угрожать действительному миру. Он становится своего рода избранным, которому предстоит спасти мир от угрозы со стороны ставшего частью игровой системы генерала Сантьяго, жаждущего уничтожить мир людей. Второй раз спрашиваем: ничего не напоминает?

Собственно сходства между первой «Матрицей» и проектами Криса Картера много больше, нежели с творчеством Вачовски. Первая «Матрица» полна скрытых, почти консприлогических намеков. Что есть в «Секретных материалах», но нет у Вачовски. Первая «Матрица» напрочь лишена интимной составляющей, у Вачовски всякого рода девиации «бьют фонтаном»

И, наконец, Картер (как большой любитель нуара) постоянно проводил мысль о враждебности Системы в отношении человека. Системы как понятия, которое присуще анархистам, левым активистам и правым автономам. Система, что в одном случае предстает в образе «курильщика», в другом - в облике «агента Смита». Вачовски, напротив, являются либеральными конформистами.

Зачем это было сделано? Как раз во имя торжества «нового чудного мира», поборниками которого являются Вачовски. Если нет «подобающих» кумиров, то их проще «сотворить». Что показательно оные так и не смогли явить миру ни одного наброска первой «Матрицы», хотя (якобы) над идеей работали более пяти лет. Мол, мы все их выбросили. Ага…

Made on
Tilda