Что будет, если соединить «Лолитy» и «Хищных птиц»
Фильм «Подарок Стефании» как ассоциативное кино-побуждение
Не так давно мы делали материал про весьма недурственный швейцарский концептуальный нуар «Ночь арлекинов» (1996), отметив, что эта европейская страна известна лишь несколькими мрачными криминальными фильмами, включая ленту «Подарок Стефании» (1995)

После просмотра этой вызывающей картины хочется сказать: «Теперь я знаю, как прошло детство Харли Квинн…» Если вы не в курсе, то Харли Квинн – это главная героиня вызвавшей недавно резонанс киноленты «Хищные птицы» (2020). Однако снятый несколько десятилетий назад фильм, как ни странно, до сих пор весьма актуален. Возможно, потому, что затрагивает «вечные проблемы». А если быть более точным, то один из «проклятых вопросов» цивилизации, а именно о жесткости подростков.

Есть мнение, что Зло кроме собственно нравственного аспекта, имеет аспект физический, а именно гормональный. По этой причине подростки отличаются повышенной агрессивностью и даже жестокостью, а их поведение нередко имеет подспудно, но криминальный характер. Впрочем, фильм «Подарок Стефании» вовсе не про подростковую преступность . Эта лента, общей протяженность чуть больше часа, напоминает криминально-готический клип.

В центре действия девочка по имени Стефания. Утверждается, что ей двенадцать лет, однако актрисе явно больше. Хотя о конкретных летая говорить затруднительно. «Переходный возраст» рассматривается как переход между светом и тьмой, как некая мистическая инициация. Стефания апатична. Она постоянно говорит, что ей скучно. Она сбегает из школы и ходит по улицам, разглядывая людей.

Однако у этой милой девочки есть темная половина, точнее говоря, инфернальный двойник, который нередко взирает из зеркала на первую Стефанию. Та не пугается, она в большей степени заинтригована, нежели испугана. Всё это сопровождается мрачными снами, в которых «вторая Стефания» избавляется от родителей. Делается это монотонно, даже как-то безлико.

В этой части можно говорить о противопоставленности двух персонажей. А именно Стефании и Либсет Саландер из «Девушки с татуировкой дракона». Если швейцарский режиссер Матье Сайлер не ищет оправдания для девочки, то создавший барышню-хакера из известного детектива Стиг Ларсен всячески реабилитирует её девиантное поведение. То есть Либсет Саландер нам преподносят как положительного персонажа. В то время как Стефания показана как своего рода симбиотическое существо: «юный суккуб» и его «юная жертва»

Один (инфернальный) персонаж постоянно нашептывает в ухо «Убей!». Вторая, более естественная героиня категорически жалобным голосом заявляет: «Не хочу взрослеть» Привычный ей мир стремительно исчезает. Он тает подобно фруктовом льду, который внезапно оказался на палящем солнце. И всё чаще и чаще в фантазиях появляется огромный кистень с острыми шипами, которым девочка весело размахивает. А ещё мир наполняется странными звуками. Выстрелами с этажа выше. Таинственными шагами, хлопающими дверями.

В некоторой степени можно сравнить Стефанию с «Убивашкой» (в исполнении некогда юной Хлои Морец) из фильма «Пuпец» (2010). К слову сказать, это официальное прокатное название, не мы такое предложили. Различие в том, что «Убивашка» - роль комедийная, а Стефания – трагический образ. Она понимает, что «что-то не так». Это показано в сценах, когда она пытается стать сопричастной семье пропавшего ребенка.

Однако история противостояния двух Стефаний – это не линейный рассказ (победа раз и навсегда), а цикличное повествование, где всякого рода искушения «новой жизни» повторяются снова и снова. Не случайно мама главной героини говорит: «Она всё время слушает одну и ту же пластику». И уж если говорить о музыке, то мелодия в фильме напоминает импровизацию на темы Таривердиева из «Семнадцати мгновений весны».

«Подарок Стефании» - это мрачноватая смесь разных оттенков нуара (явления и самого по себе сумрачного). Можно отметить и мистический нуар, и психотропный нуар, и подростковый нуар. Лента (подчеркнуто черно-белая) будет интересна в первую очередь любителям экспериментального европейского кино.

Made on
Tilda