Британский нео-нуар, состоящий только из подтекста
А ещё похожий на клип «Раммштайн» или тайны «Игры Кауфмана»
Честно не знаем, оттуда взялся, попав к нам в поле зрения, этот странный фильм, но можно констатировать, что британскую ленту «Игра Кауфмана» (2017) найти не так уж просто. Ленту сложно назвать шедевром криминального кино, но, тем не менее, она наводит на весьма интересные мысли, некоторыми из которых мы в сами поделимся.

Сначала о формальной стороне сюжета, то есть о том, что как бы происходит на экране. Лишившийся работы помощник хирурга внезапно решает попробовать свои силы в боксе, для чего начинает усиленно тренироваться. Именно в этом время на него обращает внимание таинственная организация (то ли криминальный культ, то ли тайное общество с уголовным уклоном), которая начинает оказывать «помощь». Молодого человека снабжают таблетками, от которых у того тренировки становятся более успешными и интенсивными.

В какой-то момент «подарки» закончились и желанное средство «надо отработать». Для этого Стенли надо выполнять какие-то задания загадочного работодателя, но он никак не может понять, в чём заключается их суть. Тревога нарастает. В какой-то момент он становится свидетелем жесткого допроса «с пристрастием», который проходит в непонятных казематах, напоминающих каменный мешок. Главный герой откровенно паникует, так как понимает, что втянут во что-то уголовное и противозаконное. Однако ему продолжают упорно твердить: «Помни - невиновных нет…»

Мы неслучайно указали в подзаголовке, что фильм по сути своей напоминает клип группы Раммштайн, а именно «Ду хаст» 1997 года. В этот легендарном клипе (но не песне) речь идет о криминальной инициации, о преступно-мистическом перерождении одного из персонажей, который должен преступить через себя, свои страхи, дабы стать членом «сообщества».

В «Игре Кауфмана» весь процесс инициации (провоцирование Стенли - это часть обряда посвящения) подан через безусловное торжество подтекста. В фильме вообще фактически нет ни одной фразы, четко дающий определенный ответ или однозначно на что-то указывающей. Диалоги выглядят следующим образом: « - Мне надо с ним поговорить? - Едва ли… - Может быть? – Лучше не стараться». То есть участникам разговора как бы понятно, о чем они беседуют. Однако стороннему зрителю остается лишь теряться в догадках, активно занимаясь поисками «утраченного смысла».

Выпавшие звенья в цепи событий, а также обильная метафоричность происходящего в кадре невольно вызывают в памяти гениальное творение Питера Уира «Последняя волна» (1977) - фильм, который нередко назвали магическим триллером. В данном случае можно говорить о «магическом британском нуаре», так как речь (на самом деле) идет о пробуждении внутренних ресурсов человека.

Бокс оказывается совершенно ни при чем. Надо отметить, что Стенли боксирует слабенько (это видно в сцене работе с мешками), но актера хотя бы пару недель готовили к этому. В отличие от мальчика-модельки, который в отечественном клипе Зиверт «Беверли Хиллс» тщетно изображает бойца, хотя движения выдают полное «незнание» данной сферы жизни.

Собственно если вы обладаете некоторым базисом знаний в части нуара, триллеров и тайных обществ, то сможете догадаться, что речь идет о подготовке «избранного». На это указывают несколько моментов. Пресловутый Кауфман, немолодой и тяжело больной человек, единственный в фильме, кто выражается относительно ясно. Однако его любимая фраза звучит почти как магическая формула: «Для мужчины хороший шрам много важнее, чем хороший совет».

Опять же остальные члены «тайной организации» говорят про прохождение теста и в этом они напоминают персонажей из сериала «Неизвестные лица»(2010), где масса людей оказываются втянуты в «игру», главной целью в которой является сам «Процесс». Опять на игре построен сюжет прославленной ленты Кроненберга «Экзистенция» (1999), главное в ней понять, что это – игра и выйти за её рамки…

Made on
Tilda