Девушки-колибри мрачного кино
Когда криминал перемешан с мистикой и эpо-эстетикой
Как вы знаете (надеемся, что знаете), колибри – это уникальное творение природы. Миниатюрная птичка, размеры которой на превышают «габаритов» крупной бабочки. Однако разговоры о природе мы оставим другим каналам. Нас же в первую очередь интересуют мрачные и криминальные фильмы, а потому мы будем говорить о «девушках-колибри», что играли в них главные роли.

Девушка-колибри – это не столько ампула, и даже не призвание, сколько жребий, который был выброшен природой. Они изящны, миниатюрны, и обладают особым сложением своего милого личика. У них острый, слегка вздернутый носик, что усиливает ощущение схожести с колибри.

Подобные девушки в отличие от фигуристых барышень не очень часто встречаются в «кино-краях», но и не настолько большая редкость, чтобы заносить их в «Красную книгу». А потому в этом материале мы познакомим вас с самыми известными «колибри криминального кино». Всему начало - в Голливуде поры его «Золотого Века», когда на съемочной площадке появилась поражающая своей живостью и изяществом Вероника Лейк.

Первоначально предполагалось, что она должна была играть в комедиях. Однако актриса «нашла себя» в недрах мрачных криминальных драм, а именно нуара. Впервые в мрачном кино она появилась в фильме «Оружие для найма» (1941), после чего уже неизменно ассоциировалась с нуаром, став одним из его символов. Её миниатюрное сложение, создавало некоторые проблемы во время съемок. Поэтому постоянным кино-напарником стал Алан Лэдд, который не отличался большим ростом. Но даже при работе с ним режиссеры предпочитали ставить Веронику на лестницу на одну или пару ступенек выше.

Непосредственный эпитет «колибри» был возращен в оборот в 1997 году, когда на экраны вышел фильм «Воздушная тюрьма». Роль второго плана в нём сыграла Моника Поттер, героиню которой главный персонаж как раз именует «колибри». Поттер очень плотно обосновалась в мрачном и криминальном кино. Её главной ролью стала Джези Флениган, пожалуй, из одного из лучших современных триллеров - «И пришел паук» (2001)

Но вернемся по времени несколько назад. Именно схожесть с Вероникой Лейк позволила попасть на экраны Пэгги Эванс, которая сыграла одну из главных ролей в фильме «Синий фонарь» (1950), от которого принято вести отсчет британского нуара как совершенно самостоятельного явления.

Джейн Марч, обладающая всеми признаками «колибри», несмотря на известное количество главных ролей в кино, в памяти массового зрителя останется благодаря главной роли в эpотuческом триллере «Цвет ночи» (1994). В нём она тонко и точно отразила способность всех «колибри» к преображению. По этой причине в кинематографе подобный типаж девушек обычно оказывается в рамках амплуа «плохой хорошистки», то есть женского персонажа с амбивалентным набором качеств. Она - не плохая и не хорошая, но себе на уме.

Подобная характеристика в полной мере относится почти ко всем героиням, которые были сыграны (причем, в разное время) Розанной Аркетт. Впервые публикой она была замечена благодаря игре в криминальной драме «Песнь палача» (1982), где она играет подружку хладнокровного убийцы. Однако подлинная популярность пришла к ней после выхода на экраны в 1989 году мистического триллера «Черная радуга». В нем она играет девушку, которая помогает отцу-мошеннику, разыгравшему мистическое шоу, но при этом всё-таки обладающую сверхъестественными способностями. После этого она появлялась во многих криминальных лентах, включая «Криминальное чтиво» и «Девять ярдов»

Заканчиваем рассказ о девушках-колибри упоминанием самой привлекательной «истребительницы вампиров», а именно Сары Мишель Геллар (если вы не знали, то она отнюдь не единственная Баффи мирового кинематографа). Прославленная охотница на всякую нечисть хотя и стала самой известной ролью девушки, но на самом деле была лишь стартом её актерской карьеры. Сара Мишель Геллера, несмотря на всю свою миловидность, оказалась вписана в «темные списки», а потому преимущественно играла в мрачном и пугающем кино («Проклятие», «Я знаю, что вы делали прошлым летом» и т.д.)



Made on
Tilda