Хор, несущий своим пением смерть (кино)
« Мизерере» - пример фильма, который сделан в ущерб «первоисточнику»
В одном из наших недавних материалов мы уже упоминали роман французского писателя Жана Кристофа Гранже «Братство камня». Собственно равно как указывали, что именно благодаря Гранже возродился интерес к палпу, то есть криминальному чтиву. Но только к выведенному в указанном случае на принципиально новый уровень.

Тем не менее, в творчестве Гранже остается важная для палпа, фактически определяющая его черта – смесь различных мрачных жанров: от уголовной хроники до криминальной мистики и вольной конспирологии. Это мы можем наблюдать фактически во всех его романах. Внешняя канва в некоторых случаях схожа (разное лишь наполнение). Криминальное расследование (обычно - загадочного убийства) выводит на следы тайной организации или даже тайного общества, которое строит свою деятельность с целью превращения мистики в некоторое «обыденное явление»

Подобную структуру сюжета можно наблюдать и в романе «Мизере» (католическое песнопение, которое переводится с латинского как «Помилуй»). И именно этому произведению весьма не повезло. Если прочие экранизации только добавили популярности романам, то фильм 2013 года с аналогичным названием настолько сильно исказил «первоисточник», что в итоге чуть было не утерял всею мрачную суть литературного произведения.

Причиной тому стал режиссер Сильвен Уайт, в отношении которого кино-критика редко подбирает приличные слова. Зачем было приглашать на экранизацию одного из лучших криминальных романистов весьма посредственного постановщика, известного в первую очередь средними телевизионными проектам, до сих пор остается загадкой. Фильм не спасли даже немалые звезды французского кино во главе в Жераром Депардье. Ну как «не спасли»? Если вы не читали роман, только фильм, может быть, и понравится

Во-первых, смущает подчеркнутая поликорректность ленты. Видимо, во имя этого, изменили одного персонажа. Европейский специалист по защите подростков Седрик Волокин становится темнокожим сотрудником интерпола Френком Салеком. Хотя это не самое страшное. В фильме предельно упрощена, фактически превращена в какую-то карикатуру структура глобального заговора (в этой части романы Гранже близки нуару).

В фильме цепочка преступлений – это «эхо войны», что оставлено сбежавшими в Латинскую Америку нацистскими преступниками, которым потихонечку покровительствуют некоторые политические круги Европы. В итоге печально знаменитые «колонии» в Аргентине и Чили периода диктаторского правления, это некий сколок «модерна». Вспоминайте фильм 2015 года «Колония Дигнидад» с Эммой Уотсон в главной роли.

Надо отметить, что отнюдь не эсэсовское общество «Наследие предков» и не тайное общество «Орден новых тамплиеров» (его символы читаются в облачении детей, поющих в хоре) первыми начали изучение потустороннего значения звука. В романе показано, что подобные попытки уходят вглубь времен и тайна «звука» имеет многовековую природу. Недаром многие мистики озадачивались проблемой «музыки сфер». Ватикан и католическая церковь в этом проявляли также немалое рвение.

Сюжет в известной степени вводит в вас в заблуждение. Чего писатель не хотел. В романе перовое убийство совершается в грегорианском храме. В фильме - в католическом. Католические деятели и дети – тема не раз служившая для разоблачений и детективов. Включая совершенно уникальный триллер «Первобытный страх» (1996), благодаря которому нам был явлен талант Эдварда Нортона.

Однако в данном случае речь пошла вовсе не о темной стороне «целибата», то есть ритуального безбрачия, которое в итоге и становится «поводом» для всякого рода «безобразий» (не знаем, как еще мягче выразиться). Детские хоры могут хранить в себе тайны куда более страшные и отталкивающие. Да и сами дети, поющие ангельскими голосами, могут оказаться далеко не «ангелами».

Наш совет. Если будете смотреть фильм, то прочитайте книгу именно после этого, а не наоборот. Тогда у вас будут «нарастающие ощущения» и не будет разочарования.

Made on
Tilda