Фильм про ограбление по-лондонски
Или как начинался британский нуар?
По большому счету британский нуар начался с Альфреда Хичкока, хотя он сам об этом долгое время не знал. Но в итоге признал, что даже его ранние триллеры относятся к так называемой нуар-волне. Про поздние, снятые в США фильмы, типа «Головокружения» (1958) даже говорить не приходится, ибо это нуар (то есть мрачная криминальная драма) в чистом виде.

Но всё-таки есть фильмы, которые в известной степени напоминают классические образцы. В частности британский нуар как совершенно самостоятельное направление в криминальном кино было бы логично выводить из ленты 1950 года «Синий фонарь» (в некоторых переводах «Синяя лампа» - хотя это искажает смысл). Синим фонарем, который (кстати) не раз появляется в кадре, обозначались полицейские участки – низовые структуры, поддерживающие порядок непосредственно на улицах.

Режиссером ленты был Бэзил Дёрден, который не раз пытался взглянуть на криминальные проблемы через социально-драматическую «призму». Хотя в качестве его наибольшей заслуги можно назвать новый кино-формат: несколько историй, объединенных общей канвой – что он реализовал в рамках фильма «Глубокой ночью» (1945)

Если говорить о сходстве ленты «Синий фонарь» с классическим нуаром, то для начала надо обратиться к «внешним признакам», а именно попытке «копировать» американских артистов. Если говорить о криминальных возлюбленных, что действуют в фильме, то актриса Пэгги Эванс в известной степени напоминала звезду американского криминального кино - Веронику Лейк. А имя никому тогда неизвестного Дирка Богарда было созвучно имени «символа нуара», американского актера №1 Хамфри Богарта (хотя они были даже не однофамильцы – у них были разные окончания фамилий)

Опять же от классического нуара фильму досталось подчеркнутое противопоставление «старого» и «нового криминалитета. «Законники» (живущие по «понятиям») и «беспредельщики» не ладят между собой на протяжении всего нуар-пространства. От «М-город ищет убийцу» (1931) до «Асфальтовых джунглей» (1953). Молодые и беспринципные ребята в своём изображении напоминают «советских стиляг», тут достаточно вспомнить «Дело пестрых» (1958). Они хотят жить легко и беззаботно, для чего не просто готовы преступить закон, но готовы убивать

Принципиальное различие раннего британского нуара от классического американского нуара кроется в изображении «служителя закона». В США превалировали «продажные копы», а в английском кино предпочитали показывать «добросовестных бобби», что денно и нощно стоят на защите мирного населения. Более того, проводится мысль, что недавняя война «лишила нас» многих ценных кадров, мол, было бы неплохо, дабы полисмены стояли на каждом углу. То есть в фильме есть скрытая пропаганда идей «полицейского государства»

Если говорить о самом действии в фильме, то оно подано в псевдо-документальной манере. Некоторые кадры выглядят как «оперативная съемка». Нельзя не отметить, что совершенное во время налета «молодыми» грабителям на кассу большого кинотеатра убийство немолодого полисмена было раскрыто по большому счету совершенно случайно. Один из преступников запаниковал и сделал несколько «неверных ходов»

Опять же нельзя не согласиться, что «полицейская часть» фильма получилась излишне слащавой. «Бобби» поданы публике как образец для подражания и «само благородство». Они поют хором, проявляют исключительное терпение и вообще по всем показателям превосходят даже «дядю Стёпу». Это был не первый случай, когда нуар-фильм пытались откровенно использовать в пропагандистских целях. В качестве примера другой ленты можно привести «Джи-мены» (1935) – фильм, ставший апологией агентов ФБР. А по сути, агитка этого ведомства, в 30-ые годы не слишком-то известного публике.

Made on
Tilda