«Девятая» - плюсы и минусы отечественной мистики
Мистический нуар в российском кино-пространстве
Дорогие друзья, надеемся, что вы уже все видели недавний фильм «Девятая» (2019), а потому его можно смело обсуждать, не переживая, что раскроем вам повороты сюжета, чем испортим удовольствие от возможного просмотра.

Мистический нуар как особое поджанровое явление всегда находился в более выгодном положении по сравнению со своими кинематографическим «собратьями». Мы уже говорили, что причина этого проста. Публика всегда тяготела к тайнам, а тут предлагается, так сказать, тайна в квадрате. С одной стороны, мистика в её мрачном виде. С другой стороны, криминал. Да еще всё в историческом интерьере образца самого конца XIX века. Эдакий «Видок» (2001) Жана Комара вперемешку с «Шерлоком Холмсом» (2009) Гая Ричи.

К слову, берусь утверждать, что обе эти прославленные ленты создатели фильма «Девятая» видели. Из «Видока» в российский проект «перекочевала» черная карета, зловеще преследующая барышню, грохоча по булыжной мостовой. Из «Шерлока Холмса» явно позаимствована сцена драки на строительных лесах. На этом список «цитат» не заканчивается. «Сваренный» в котле со щами тайный осведомитель полиции по кличке Суслик - это явная отсылка к «Сердцу ангела» (1987). Опять же классика мистического нуара

Если говорить о плюсах фильма, то эта сама идея сделать мистический нуар в самом нуарном городе России, а именно Петербурге. Недаром Достоевского считают одним из «высоких источников» классического нуара, то есть мрачных криминальных драм, при этом не являющихся собственно детективом. Опять же хорошо, что Петербург показан «как есть», а не как «культурная столица Всея Руси». Мрачноватые улицы, грязные переулки, мутная вода каналов – это как раз всё то, что нужно для хорошего нуара.

Каналы, равно как всякого рода портовые доки, дышащие туманами болотистые окраины – это не обязательные, но всё-таки атрибуты мрачного жанра. Равно как «рассказчик», который может быть либо действующим лицом, либо просто закадровым голосом. Это существенно облегчает задачу режиссеру, так как не надо вводить дополнительные сцены, чтобы дать понятие о происходящем в кадре. Фёдор Ганин в исполнении Дмитрия Лысынкова удался. Иногда только он и спасал действие, когда то становилось откровенно скучноватым.

А еще фильм дал понять, что у нас есть собственный, российский нуар-символ, актер Евгений Цыганов, которой в последнее время поразительно часто играет сыщиков с «мятежно-смущенным духом» («Мертвое озеро», «Конец сезона», «Проводник»). Тут, наверное, во всем «виновата» внешность, ибо актер с некоторыми оговорками похож на Дэвида Тьюлиса, который вполне крепко обосновался в недрах криминального и мрачного кинематографа.

Если говорить о минусах картины, то это сюжет (не путайте сюжет и идею). Если он и способен кого-то впечатлить, то только тех, кто в жизни своей не видел ни одного мистического нуара, да и триллеры толком не видел. Ограниченность количества действующих лиц в первые пятнадцать минут позволяют предположить, что полиция ошибочно обвинит в убийствах Василия Голицына (в исполнении Юрия Колокольникова). «Но убийцей окажется не он». А поскольку иных подозреваемых не будет, то остается отнести к категории злодея того, кого всё полагают погибшим. А таковых персонажей в фильме раз-два и обчелся.

Опять же не совсем понятна модель поведения матерого уголовника «Павлуши Покойника». Тот многие годы вел себя тихо, и бац…. Едва ли не на глазах полиции жестоким образом отправляет осведомителя на тот свет. Ну вот вообще нелогично. Впрочем, надеемся, что в будущем предложенное на направление кино будет развиваться, и мы получим в итоге собственные «Девятые врата» (забыл сказать, из этого мистического нуара «вынули» сцены с книгой)

Made on
Tilda