Фильм про виктимное искусство, что требует жертв
«По найму» - лента о литературе, которая убивает
Дорогие друзья! В наших материалах уже несколько раз озвучивали мысль, что кинематограф 90-ых годов, ещё не обладая нынешним техническим вооружением (например, по части спецэффектов) пытался выигрывать за счет интересных сюжетов, что было в первую очередь связано со сценарной работой. По этой причине многие фильмы «категории Б», то есть фактически малобюджетное кино, могут показаться сейчас весьма интересными именно за счет «рассказанной» в них истории.

В качестве примера можно привести фильм «По найму» (1998), который был снят канадским режиссером Жаном Пеллерином. На ленту мы вышли во многом случайно – решили отследить фильмографию. Но не актера и даже не режиссера, а продюсера, в качестве которого выступала Дана Люстиг (мы намедни делали материал про её ленту «Убей меня позже»).

В фильме надо обратить внимание на несколько моментов. Во-первых, его название - это отсылка ко многим классическим нуар-лентам, что сказалось на стилистике фильма. Влияние нуара в данном случае вполне очевидно, так как в кинокартине ярко выражена тема «всё не то, чем кажется на первый взгляд». Во-вторых, фильм как бы базируется на теории виктимности. Данное построение имеет две стороны. С одной стороны, гипотеза о том, что многие жертвы сами «виноваты» в совершенных над нами преступлениях (то есть преступления можно было бы избежать). С другой стороны, предположение, что любой человек может стать преступником, даже если это самый высокоморальный и нравственный персонаж.

Просто это зависит о количества «если», которые в состоянии подтолкнуть его к преступлению. Мол, кому-то достаточно и одного «если», а для кого-то потребуется целый десяток. Именно через это испытание приходится пройти молодому таксисту по имени Митч. Жизнь его нельзя назвать идеальной, но она ему нравится: у него хорошая невеста, не самая идеальная работа и хобби - он играет в драматическом кружке.

Всё меняется, когда однажды к нему подсаживается популярный писатель Марк Веббер. Митчу, конечно, льстит внимание со стороны известного человека. В итоге складывается нечто воде дружеских отношений. В какой-то момент Веббер сообщает, что его преследует один криминальный тип, намереваясь сжить писателя со свету. И писатель делает аккуратный намек, что готов щедро заплатить тому, кто избавит его от мерзкого субъекта.

Митч делает вид, что не понял, о чем идет речь. Однако внезапно случаются трагические события. У таксиста обнаружили смертельно опасную болезнь. Переживая за будущее беременной подруги, Митч соглашается на хорошо оплаченное преступление. Казалось бы, убийство свершилось и можно успокоиться. Но совесть терзает главного героя. И вот тут начинается самое странное. Сначала он видит якобы убитого им персонажа, а затем и вовсе выясняется, что никакой болезни у него нет.

Кажется, что это всё часть какого-то розыгрыша или «развода». К слову сказать, помните в фильме Гея Ричи «Револьвер» (2005) главный герой оказался в схожей ситуации и сразу же сделал множество перепроверок, полагая, что его «разводят на болезнь» - то есть Гай Ричи явно видел «По найму». Митч весьма озадачен, что выливается в талантливую игру на сцене, где ставят «Ричарда Третьего» (невольный преступник в любительском драматическом кружке играет Шекспира - это уже отсылка к нашему кинематографу).

Однако оказывается, что всё это вовсе не безобидный розыгрыш, не поиск вдохновения для писателя, а лишь первая часть хитроумного и злобного плана. Да и сам писатель является не столько литератором, сколько прячущимся за этой личиной маньячинкой. А потому всё оказывается много серьезнее, чем мог бы предположить зритель

Made on
Tilda