Кино-героиня как «телефон доверия» на грани приличий
Камилла Белль в вызывающе-нуарном триллере про юность и воздаяние
Дорогие друзья, некоторые сюжеты могут быть сквозными, как в литературе, так и в кинематографе. Например, в какой-то, давно прочитанной приключенческой книжке про гражданскую войну говорилось, что, мол, иногда выгодно притвориться глухим. Можно делать вид, что что-то не услышал и обдумывать ответ дольше привычного (если что-то спросили), опять же в твоём присутствии могут говорить «лишние вещи»

Именно на знании «лишних вещей» из жизни семейства Диров строится нуарный триллер «Душа тишины» (2006). Главную роль в нём исполнила находившаяся на тот момент на пике популярности Камилла Белль («Когда звонит незнакомец», «Пятое измерение» и т.д.) Ей как нельзя лучше удаются образы странных девушек, у которых есть некие проблемы в общении с окружающим их миром

Фильм «Душа тишины» (2006) не стал исключением. Напротив, данная специфическая черта актрисы доведена до максимума. В этой части надо сделать некоторое отступление. Оригинальное знание фильма The Quiet было бы правильнее переводить как «Тишь», то есть коротким словом, которое на уровне подсознания таит в себе нечто темное и пугающее, вызывая в памяти другие слова: «глушь», «топь» - которые также содержат в себе скрытую угрозу

На первый взгляд кажется, что главная героиня глухонемая. Но, несмотря на это, она почему-то ходит в обычную школу (простим создателям данную нестыковку, наверное, в США так допущено). В школе положение девушки по имени Дот является совсем неоднозначным. Своей привлекательностью и некой таинственностью он обращает на себя внимания молодых людей. Что, конечно же, не устраивает местных «модных барышень», среди которых есть её отдаленная родственница Нина Дир, младшая из семейства.

И могло бы показаться, что речь идет об очередном «фильме про колледж», если бы не темные тайны семейства, что приютило Дот после смерти её родителей. Оказывается, здесь процветают категорически нездоровые и противоестественные отношения, что в принципе встречается на пространствах нуара. Это было очень осторожно показано в фильме «Леди в поезде» (1945) и совсем громко заявлено, например, в «Китайском квартале» (1974)

Есть два аспекта явленной проблемы. Во-первых, Дот находится как бы по ту сторону восприятия. А потому (поскольку её полагают глухонемой) ей начинают доверять мерзкие тайны семейства. Ведь всем нужна своего рода «жилетка для поплакать» или, если угодно, «исповедник», который гарантированно не раскроет «тайну исповеди». Тем более, ведь все полагают девушку глухой. Здесь как бы изложен один из эстетических принципов нуара: находиться во тьме, наблюдая за освещенным объектами «вовне»

Второй момент связан с мнимой «ограниченностью» Дот. На самом деле она не глухонемая (простите за сполейер, но иначе никак не дать трактовку этому явлению). Дети и подростки, которые отказываются говорить после смерти родителей, в триллерах обычно явлены как давшие «обет молчания». В качестве примера можно привести мистическую драму «Голос из камня» (2017)

Однако Дот дает своего рода эстетическую, а не мистическую клятву. Недаром её рассказ, выступающий в качестве закадрового голоса, очень много внимания уделяет музыке, в частности, судьбе Бетховена. Великий композитор в какой-то момент обнаружил, что стал терять слух. И именно тогда в его творчестве появляются «героические мотивы».

Продолжительное молчание девушки – это своего рода героическое почитание её погибшей семьи. Однако всё в корне меняется, когда она узнает темные секреты семейства Диров. Это не просто нарушение закона, это осквернение памяти её семьи, равно как самого принципа «семьи» в целом. А потому в итоге Дот становится частным случаем ангела, который воздавал Содому и Гоморре.

Made on
Tilda