Фильм про то, что доверие может быть опасным чувством
«Площадь Колумба» - лента, коя не была в российском прокате
Иногда случается так, что на весьма недурственный фильм натыкаешься совершенно случайно. Например, изучаешь фильмографию Эми Смарт во всем её мрачно-криминальном изобилии (от «Эффекта бабочки» до «Зеркал») и натыкаешься на упоминание фильма «Площадь Колумба». Хотя в некоторых переводах лента называлась «Замкнутый круг»

Фильм не то что совсем неизвестный, но в российском прокате его не было. Да и отечественная критика его встретила как-то недружелюбно. Мол, и сюжет можно было бы сделать покруче. И вообще напряжения недодали. Если вы не знаете, то у нашего канала «слабость» как раз к фильмам, которые активно критикуют. Ибо интересно: фильм действительно слабый или публика не поняла задумку режиссера.

Про «Площадь Колумба» можно смело уверенно говорить, что фильм является чем угодно, но только не слабой лентой. Джордж Галло (вспоминаем «Плохих парней» и «Истинный цвет») предложил зрителю включиться в игру. А вот зритель как-то не очень включился. Фильм напоминает своего рода незаконченный шахматный этюд, который разыгрывают два мастера. До какого-то момента движения и ходы делаются почти автоматически – тут все предельно понятно.

Однако по мере приближения к некой точке предсказуемость пропадает. И вся ценность игры в её финале, в её непредрешенном завершении. В случае с «Площадью Колумба» - это последние пятнадцать минут фильма.

Если вы не знали, то Площадь Колубма – это самое сердце Нью-Йорка, где Бродвей пересекается с Восьмой авеню. Эдакая Красная площадь «города желтого дьявола». И здесь располагается едва ли не самое дорогое городское жилье в мире. Действие фильма происходит в одном из таких «страшно богатых» домов. Именно здесь живет в суровом затворе, фактически полностью изолированная от всего мира девушка Эбигейл, которую играет Сельма Блэр (вспоминайте «Жестокие игры», «Убей меня позже» и т.д.)

Живет она в добровольной изоляции больше десяти лет. С миром общается посредством писем, которые подкидывает под дверь и которые подбирает «портье» этой фешенебельной высокоэтажки. Сразу же можно догадаться, что девушки богата. Во-первых, только богатые живут в таких домах. А во-вторых, только богатые могут жить одиннадцать лет, ни дня не посетив работу.

Однако в какой-то момент уютный и странный мирок девушки рушится. При таинственных обстоятельствах гибнет её соседка. В жизнь Эбигейл врываются любопытные детективы, а также новые соседи. Режиссер специально разбросал по ходу повествования столько «хлебных крошек», что «промахнуться» очень сложно. Понятное дело, что соседка погибла не просто так. Равно как можно просчитать, что соседи оказались тоже не случайными.

Если вы знакомы с теорией нуара и триллеров, то собственно восстановить картину происходящего не представляется сложным. В нуаре сюжет а-ля «окно напротив», в котором предлагается изоляция главного героя, весьма распространен. Именно от этого типа нуара происходит часть триллеров, связанных с боязнью открытых пространств – агорафобией (можно указать на «Имитатора» 1995 года)

Понятное дело, что девушкой пытаются манипулировать, с целью завладеть её состоянием. А для этого надо использовать «якоря» (зацепки для манипуляции). Кажется, что в случае со странным человеком это сделать проще всего. «Это же Нью-Йорк, здесь полным-полно ненормальных», - говорит один из персонажей. И до какого-то момента развитие сюжета идет так, «как было задумано».

Однако не учитывается, что даже странные люди могут проявлять искренние чувства, а потому ситуация может выходить из-под контроля. И в этот момент как раз завершается известная часть «этюда». И становится жутко интересно, чем же всё закончится. Именно в этих последних пятнадцати минутах фильма сосредоточено всё то интеллектуальное наслаждение, которое можно получить от этой ленты. Оно выражено во фразе: «Ой, кажется, у вас дома обнаружился труп»

Made on
Tilda