«Бешеные псы» на лондонский манер
Фильм «Братва» или что было в Великобритании до Гая Ричи
Мы продолжаем рассуждать о британских криминальных драмах, поводом для чего стал выход фильма Гая Ричи «Джентльмены». К слову сказать, если отвечать на риторический вопрос, вынесенный в подзаголовок, то до Гая Ричи в Великобритании был Майк Ходжес. Более того, некоторое время они творили одновременно.

Однако нас интересуют те проекты, что как бы создали (или спровоцировали) «стиль Ричи». И вот тут нам имеет смысл перенестись в 1996 год. Именно тогда на британские экраны вышел фильм «Братва» («Крутые парни»). Между прочим, это за два года до появления на свет ленты «Карты, деньги, два стола». Если же говорить о «Братве», то её создателем был неизвестный никому режиссер – Дж.К. Амалу. Если бы не рассматриваемая нами кинолента, то даже «взгляду зацепиться не за что».

Можно однозначно утверждать, что Амалу был под впечатлением от «Бешенных псов» Тарантино (1992), но только решил как бы перенести их на лондонскую почву. А потому его можно рассматривать как предтечу Гая Ричи. В части «Братвы» фильм интересен тем, что в нём смешано всё то, что только можно было смешать. От криминальных комедий до британского нуара.

Лента повествует об одном дне из жизни трех приятелей. Все они не блещут особым умом и талантами. А живут с того, что занимаются «решением проблем» криминального авторитета, известного под кличкой «Папаша». Три приятеля вовсе не похожи на криминальных громил, скорее, на лондонских разгильдяев. Однако если в руках у оных есть оружие, то они представляют непосредственную угрозу. К слову сказать, именно в этом фильме показано, что размахивать пистолетом, не поставленным на предохранитель – занятие в высшей мере «сюрпризное». Хотя Тарантино сказал об этом ещё в «Криминальном чтиве» (1994)

День не заладился с самого утра. А потом выясняется, что главный в тройке, «Тони» (его играет ещё не ставший звездой британского криминального кино Винсент Риган) решил «завязать». Причиной тому стало рождение дочери. Если вы не знаете, то для тех, кто «живет по понятиям», семью иметь нежелательно и даже предосудительно. Что в России, что в Британии. Как сказал один из героев, кажется, «Шустрый» (хотя правильнее было бы перевести как «Шнырь»): «От любви толстеют».

В итоге криминальное руководство поручает «Шустрому» и «Толстому» завалить «Тони». Как говорится: кто не с нами, тот - против нас. А поскольку это три друга, то ещё и проверка на верность. В итоге персонажи оказываются в очень сложной ситуации. Они пытаются не думать о будущем. Мол, у нас есть ещё день впереди – что-нибудь придумаем.

Начавшись весьма весело, кинолента «Братва» ближе к концовке проваливается в беспросветную криминальную чернуху, которой бы позавидовал любой эталонный нуар. Кажется, что Амалу, поначалу относившийся с большой симпатией к трем друзьям, затем стал весьма раздражен ими. Мол, экие вы глупые, даже не можете придумать выход из ситуации.

Это напоминает литературный прием, более известный как «телега». Поставить главного героя в безвыходную ситуацию, мол, выпутывайся сам («пустить телегу с горки»). Несмотря на это, фильм ни разу не проигрывает. Наоборот, даже смотрится более реалистично. Когда сюжет слишком гладкий, ровный и льется, словно ручеек - в криминальном жанре это откровенно раздражает, так как данная сфера в действительности по самую макушку полна «неприятных сюрпризов».
Made on
Tilda