Гангстерская пародия, которую приняли за серьезный фильм
Как «Маленький Цицерон» и «Тото-Мясник» «заварили кашу»
Когда я впервые прочитал про этот фильм, то это сопровождалось недоброжелательными комментариями, мол, кинолента является слабым подобием «Джона Уика» и вообще фу… А потому я начинал смотреть с некоторым опасением, ибо придумать нечто более бессмысленное, чем последняя часть указанного «Джона Уика» вообще (наверное) очень сложно

Впрочем, когда увидел первые кадры киноленты «Счастливое число 5» (2019), то у меня отлегло от сердца. Это была пародия. Причем, пародия европейская. Более того, созданная совместно итальянцами и французами, а потому лента была не только интересна, но и наделена смыслами. И что самое важное, категорически лишенная «туалетного юмора», коим славится американский с-позволения-сказать-юмор.

Весьма интересно, что вдохновителем и создателем фильма был один-единственный человек. Ни разу не кинематографист. Игорь Тувери известен как успешный итальянский карикатурист, который со временем стал создавать «графические романы». Слово «комиксы» он не любит. Именно по этой причине фильм про «счастливое число» очень графичен. Ведь его сначала нарисовали, а лишь затем превратили в кинокартину. Которую кстати явили публике на Венецианском кинофестивале, где лента вызвала немалый интерес.

Если вы будете разбирать кинокартину по сценам и кадрам, то обнаружите иронию по поводу множества лент: «Города грехов», «Счастливого числа Слевина», «Джона Уика», «Каморы» и еще десятка фильмов. Тувери создавал почти образцовой ироничный нуар, используя всё многообразие форм и штампов, что накопилось за последние полвека. Получилось очень и очень убедительно. При этом по-европейски иронично. Нуар не самоцель, а лишь повод для печальной улыбки. Чего только стоят фразы типа: «Славные были времена. Чтобы жениться на твоей маме, мне пришлось перебить всю её семью»

О чем же собственно фильм? Действие происходит в Неаполе самого начала 70-ых годов. Если вы не знаете, то местную преступную сеть принято именовать не «мафия», а «камора». Хотя, по сути, это ничего не меняет. Нравы царят почти те же самые. У немолодого, вышедшего на покой «бойца каморы» при странных обстоятельствах гибнет сын. «Пипино» (производное от «Маленький Цицерон», а это в свою очередь отсылка к «Маленькому Цезарю») предпочел решить проблему «по-своему».

Проще говоря, привлек на свою сторону старого приятеля по кличке «Тото-Мясник» и начал направлять на тот свет всех подряд, кто попадался ему на пути. Мол, рано и поздно мы выйдем на заказчиков убийства. Эдакие, «старики-разбойники», пустившиеся «во все тяжкие». К слову сказать, чтобы отсылки к «Маленькому Цезарю» были более очевидными, актера Тони Сервило наградили излишне орлиным профилем.

Что можно ещё хорошего сказать о фильме? Интересное деление на главы. Каждая из которых начинается «графическим» эпиграфом. И при некоторой нелепости происходящего в кадре, фильм всё-таки обладает смыслом (чего нельзя сказать, например, про американские пародии). Это фильм о предательстве.

В некоторой степени «Счастливое число 5» напоминало знаменитый нео-нуар Роберта Олтмена «Долгое прощание» (1973). Только если Олтмен ставил крест на мифе о частном детективе, то Игорь Тувери как бы «направлял в прошлое» представление о «старых добрых гангстерских временах». Расчет и предательство становятся важнее «принципов», пусть даже криминальных.

Старый бандит хотя и остается живым, но в итоге всё равно проигрывает. Он лишается мира, в котором некогда жили его сын и друзья. Где был Неаполь, который стал его домом. Недаром метафора «дома» очень часто появляется в фильме. Достаточно вспомнить рассказ о полицейском по прозвищу «Черепаха», который как раз считал, что пять – это счастливое число. Ведь это сумма из ног, рук и головы, которые и могут стать «домом человека». То есть мы опять выходим на важную для нуара тему отчуждения и криминального одиночества.

Made on
Tilda