Когда киногерою лучше не вспоминать своё прошлое
Кинофильм, который остался в истории только благодаря оператору
Мы привыкли к тому, что кинофильмы хорошо воспринимаются публикой по двум причинам. Во-первых, из-за игры актеров. Во-вторых, благодаря задумке режиссера (сценарий как частный случай этой «заслуги»). Однако есть уникальные ленты. В своё время они не привлекли внимания и были «проходными», а многие годы спустя (вдруг!!!) становятся «культовыми».

Именно так произошло в фильмом 1949 года «Преступный путь». Если честно, общий сюжет едва ли кого впечатлит в настоящий момент. Игра актеров - тоже не «чарующее волшебство». Бюджет скромный и сама картина была отнесена к категории Б (то есть ограниченный прокат). Однако в истории кинематографа этот фильм остался благодаря работе оператора. А поскольку речь идет о легендарном Джоне Олтоне, то можно сказать, что оператор творил «автономно» от режиссера.

Олтон за свою жизнь снял более сотни фильмов, причем, более полвины из них были нуары. Включая подлинные шедевры этого мрачного жанра: «Он бродил по ночам» (1948) и «Большой ансамбль» (1955). Можно сказать (без всякой иронии), что Джон Олтон внес в формирование и развитие нуара не меньше, чем криминальный писатель Дэшшил Хэммет и гениальный режиссер Фриц Ланг. Именно Олтону мы обязаны выстроенным подобно иллюстрациям кадрам, которые обычно используются для того, чтобы показать «образцовые нуар-образы»
То же самое можно сказать и про «Преступный путь» - некоторые кадры можно смело использовать либо в качестве книжных иллюстраций, либо обложек для криминальных романов. Спецификой в данном фильме является совмещение трех планов (переднего, среднего и дальнего) без глубины кадра. То есть всё как бы сливается в единую картинку, вызывая очень сильный эффект. Построение кадра тоже использует графический принцип, а именно органичное заполнение «полотна»
Если же говорить о сюжете фильма, то он интересен в первую очередь тем, что предлагает зрителю стандартную для нуара ситуацию – потерю главным героем памяти. Отправной точкой в нуар-амнезии можно полагать ленту 1942 года «Улица удачи». К моменту выхода фильма, о которым мы рассказываем, этот сюжетный прием уже было широко растиражирован («Страх в ночи», «Синий георгин» и еще около десятка лент). В случае с «Преступным путем» ветеран войны, потерявший память, после ранения возвращается Лос-Анджелес, дабы узнать, кем он был.
Как говорится, иногда лучше не вспоминать. Сведения о его прошлом едва ли способны обрадовать «приличного человека». Он был бандитом, предателем, причем, мучавшим свою жену. Кроме этого прошлое ворвалось в «беспамятную» жизнь Эдди (так зовут главного героя) в виде бывших дружков-гангстеров, очень жаждущих «воздать должное». Далее следует пиф-паф… По логике вещей Эдди должен был бы погибнуть, но ему исключительно повезло. И он начинает новую жизнь, на этот раз не слишком-то тяготясь тем, что ничего не помнит
А ещё фильм примечателен тем, что «Преступный путь» стал жертвой «кодекса Хайеса», морализаторского «неписанного закона», что царил в те дни в Голливуде. Было высказано категорическое требование смягчить сцены, в частности, эпизоды, когда главного героя не раз избивают.
А потому «жесткий» вариант остался только в радио-постановке 1948 года с подобающим для этого названием «Лезвие не бывает слишком острым». Это был один из эпизодов продолжительного радио-сериала «Затяжное приключение». Это был своего рода радио-палп или, если угодно, радио-нуар
Made on
Tilda