За кулисами одного голливудского конфликта
Группы гедонистов как «тайный инструмент влияния»
В 1950 году Голливуд потряс совершенно немаленький конфликт. После выхода на экраны одного из лучших нуаров (то есть мрачных фильмов, криминальных драм) «В тихом месте» американский актер №1, Хамфри Богарт решили разорвать отношения со студией «Коламбия»

О фильме мы расскажем как-нибудь отдельно (поверьте, он этого достоин). Однако демарш Богарта был настолько звучным, что ему надо было дать хоть какое-то объяснение. Публике была предложена версия, что причиной этого стала обида супруги Богарта, актрисы и модели Лорен Бэколл, которая страшно осерчала, что ей не досталась главная роль в этой ленте. А ту отдали актрисе Глории Грэм. Впрочем, версия оказалась «так себе». Богарт не раз играл с другими актрисами, включая Ингрид Бергман в легендарной «Касабланке», и обходилось безо всяких конфликтов.

Чтобы понять то, что было укрыто от публики, надо заглянуть за кулисы Голливуда той самой поры, как только закончилась Вторая мировая война. Тогда американское руководство выражало «обеспокоенность» двумя процессами. Во внутренней политике политиков пугали левые симпатии очень многих ведущих деятелей киноиндустрии. В годы войны многие из них выражали поддержку Советскому Союзу. Во внешней политике аналогичную озабоченность вызывало возникновение Израиля, который многие американцы рассматривали исключительно как «советский проект».

Именно тогда теневые круги и влиятельные политики США решили провести операцию. Точнее говоря, две операции. Во-первых, «переформатировать» Голливуд. Это было как раз доверено Лорен Бэколл. Во-вторых, «переформатировать» Израиль. Эту задачу поручили в тот момент никому не известному молодому офицеру еврейского происхождения, по совместительству двоюродному брату Бэколл, которого звали… (барабанная дробь)… Шимон Перес.

В рамках данного материала нас интересует только первый эпизод. А именно подготовка и нейтрализация негативных последствий т.н. «голливудского погрома» - спецоперации, связанной с «зачисткой» «фабрики грёз». Обычно это связывают с именем одиозного сенатора Маккарти (вспоминайте «политику маккартизма»). Однако на самом деле подготовка была начата еще в 1947 году по инициативе директора ФБР Гувера.

Хамфри Богарт и Лорен Бэколл должны были сформировать кружок из лояльных властям популярных актеров, который со временем должен был превратиться в нечто вроде «коммуникационного центра». Именно так возникла «Крысина стая», гедонистская группа, которая собиралась на квартире Богарта-Бэколл в Нью-Йорке. В неё входили многие популярные актеры и певцы, включая Джуди Гарленд и Микки Руни и т.д. На первый взгляд они казались простыми прожигателями жизни.

Однако на практике они выполняли «тайные культурные миссии», за что получали поддержку и всяческие «блага». Где-то вначале 50-ых годов в «Крысиной стае» в качестве «придворного шута» оказался Фрэнк Синатра. Именно он преобразовал «стаю» в конце 50-ых годов, уже после смерти Хамфри Богарта. Тогда, чтобы Синатру стали воспринимать серьезно, Бэколл была вынуждена объявить о мнимой помолвке с ним, хотя в действительности у них не было никаких отношений. Это было нечто вроде знака, что, мол, «наши» доверяют «этому парню».

Когда в начале 90-ых годов публика стала узнавать о тайной деятельности «изначальной» «Крысиной стаи» была предпринята очередной спецоперация. Роб Коэн (просьба не путать ни с кем из братьев Коэнов) снял фильм «Крысина стая», в котором забыл упомянуть и Бэколл, и Богарта, и «политических кукловодов», но за то показал Синатру едва ли не как человека, который «создал» президента Кеннеди. И это не считая того, что, дескать, именно он познакомил Мэрилин Монро с Кеннеди, хотя в политические круги «блондинку №1» ввела именно чета Богарт-Бэколл.

Может возникнуть вопрос, так в чем же тайная суть конфликта, связного с фильмом «В укромном месте»? Дело в том, что Глория Грэм была британкой. И Грэм – это псевдоним. Её настоящая фамилия Холворд. Это те самые аристократы, свысока смотревшие, что на Стюартов, что на Виндзоров, так как происходили от династии Плантагенетов. Так вот у аристократов считалось крайне предосудительным, чтобы девочки из знатной фамилии становились актрисами. За исключением одного случая, если те не были на «службе Её Величества». То есть съемки фильма «В укромном месте» стали своего рода столкновением двух «теневых структур».



Made on
Tilda