Тоннель, ведущий в никуда
Фильм «Воспоминание об убийстве» как эталонный корейский нуар



День добрый, дорогие любители нуара! С вами вновь автор книги «Пули, кровь и блондинки» специалист по ретро-культуре, историк Андрей Васильченко. Сегодня в нашем путешествии по нуару, мы перенесемся в Южную Корею.
Фильм «Воспоминание об убийстве» был снят шестнадцать лет назад, в 2003 году, и стал визитной карточкой Пон Джун-хо, который отечественному зрителю более известен весьма оригинальной антиутопической лентой «Через снег». Чем же примечательно «Воспоминание». Во-первых, оно базируется на реальных событиях. Нуар всегда считал нужным подчеркнуть свою «реальность», даже тогда, когда сюжет был выдуман ему придавали вид истории, имевшей место быть в действительности. В данном случае не надо было и придавать вида, так как лента повествует о «хвансонских убийствах», которые для Южной Кореи были чем-то вроде дела «Черной орхидеи» (США) или «кровавой жатвы Чикатило» (СССР).

С точки зрения нуара – убийства, происходящие в сельской местности, являются всего лишь пагубным вилянием городской среды. Для Южной Кореи, которая не обладает «континентальными просторами», проникновение городского зла, является подчёркнутым, почти акцентированным явлением, между городом и деревней нет сотен километров. Они расположены по соседству, а потому и зло приходит «по-соседски» - пугающе и жестко.

В отличие от классического детектива в фильме фактически нет положительных персонажей. Полицейские, что ведут расследование подделывают улики, пытают подозреваемых – собственно являются частью военного режима, что царил в стране в середине 80-ых годов (действие происходит именно в этом время). Чтобы подчеркнуть схожесть в нуаром в действие фильма введены два важных момента. Убийства происходят в дождь, преступления совершаются в отношении девушек в красной одежде, то есть выбивающихся в из окружающей серой и даже мрачной действительности.

Некоторые из критиков сравнивали «Воспоминание об убийстве» с сериалом «Настоящий детектив» хотя режиссер более глубоко и весьма старательно изучил мировое нуар наследие. Например, нельзя обратить внимание не особой символ, явный и неявный тоннель. Это отсылает наш с «Третьем человеку», фильму, который можно отнести к числу эталонных британских нуаров. Тоннель напоминает сточная канава, где находят первую жертву. Именно у тоннеля происходит сцена, когда один из полицейских решается на убийство подозреваемого, так как он не верит в торжество правосудия.

Главной темой фильм может стать одержимость. И это отнюдь не одержимость так и оставше5гося непойманным серийного убийцы, а то, что она заражает всех пришедших в невольное соприкосновение с ним. Даже прибывший из Сеула «правильный» полицейский, сдает свои позиции и готов поступиться принципами лишь бы положить конец череде криминальных происшествий. Одержимы почти все в фильме – некоторые из чинов, которые хотят найти убийцу посредством гаданий. Подозреваемые, которые под пытками (и обманным путем) признаются в том, чего они не делали.

Надо сказать большое спасибо, что режиссер не стал показывать Южную Корею прошлого как восточную страну, то есть не стал снимать «экзотический детектив». Корейская провинция показаны унылой, бедной. Жилье трудолюбивых корейцев настолько убого, что хрушевки малосемейки советской эпохи на фоне оных комнаты выглядят истинным хоромами. Как и положено нуару в фильме не будет хорошего финала. У криминальных лент есть свои вопросы. Детектив спрашивает «Кто преступники?». Триллер задается вопросом: «Почему преступники?». Нуар цинично вопрошает: «А преступник ли преступник?» Это в полной мере справедливо и в отношении указанной ленты. Только есть специфика. Если в классических нуарах – преступник, становится таковым под влиянием среды («злого города»), то в «Воспоминании» нельзя понять, кто есть преступник и правы ли полицейские в своих подозрениях.

www.noir-film.ru

Made on
Tilda