Вольная нуар-фантазия на тему вампиров
Когда появились барышни, и от хоррора не осталось и следа
Ни на один фильм, посвященный проблеме вампиров, возмущенная публика не изливала столько своего гнева, как на картину 2007 года «Вампирша». А всё почему? Потому что люди не совсем поняли, что они смотрят, да и название перевели не совсем правильно (точнее говоря, совсем не правильно).

Создателем указанный киноленты был любящий экспериментировать с канонами жанров и «штампами» Себастьян Гутьеррес (мы вчера рассказывали про его фильм «Девушка приходит в бар»). Но обо всем порядку. Поначалу о названии. Фильм в оригинале назывался «Восхождение». Весьма популярное словечко в кинематографе нулевых: «Восхождение зла», «Восхождение пехотинца», «Ганнибал: восхождение» и многие другие (все фильмы и не упомнишь). Однако в данном случае кроме иронии над именитым словом есть ещё отсылка к «воскрешению Лазаря».
Если принять во внимание последний аспект становится понятным, почему в фильме фактически нет вампирской атрибутики – ни клыков, ни полетов на «крыльях ночи», ни чтения мыслей, ни сверхспособностей. Даже бессмертие у кровопийц какое-то унылое и тленное. Например, главная героиня, осознав, кем стала, решила покончить с собой. Села на перила автострады, спиной к едущим грузовикам и лицом к восходу… Ба-бах… И не судьба, только очень больно, а из лепешки обратно формироваться в антропоморфное существо - непросто. Да и процесс не быстрый, занимающий дни, а может быть, недели (это вам не «Блейд» какой-то).

Теперь о сути и почему указанный фильм ни разу не хоррор. Мы уже говорили, что Себастьян Гутьеррес является большим поклонником нуара. А теперь попытайтесь взглянуть на предложенную проблему с классической криминальной точки зрения. Какие-то то ли безумцы, то ли маньяки почем зря изводят молодых девиц. Вы думаете, ведущий расследование детектив первым делом подумает на вампиров? Да ни в жизнь!!!

В фильме мифологический, почти сказочный сюжет возвращен на бренную землю и подан в форме, близкой к нуару. Длинные тени, неоновые вывески. Даже набор вампиров, включая громилу и слугу-китайца, напоминает нуар. Опять же главная героиня - журналист (после частного детектива второй по популярности персонаж в криминальных драмах, то есть в указанном нуаре). Режиссер попытался показать, как обстояло бы дело, будь вампиры реальной (хоть и тайной) частью нашей жизни.

Вообще-то Гутьерреса можно назвать провокатором. Например, первая сцена - фактически прямое заимствование из эротических триллеров (опять же как производных от нуара). Зрителя купили на приманку в виде нимфической и весьма-весьма «легко одетой» Кэмерон Ричардсон, и он (зритель) на автомате готов посмотреть половину фильма, пока не обнаружит, что ни каких откровенных сцен, ни клыков, ни прочих «Сумерк» не будет. Будет лишь мрачная бытийственная правда, которая заключается в том, что главная героиня страсть как хочет отомстить за то, что её против воли наградили «бессмертием».

Мы привыкли к тому, что фантазии рисуют нам бессмертиё как «вечную юность». А оно может обернуться «пожизненной дряхлостью», что, например, ярко подчеркивалось в другом фильме – «Хронос» (1993) от дель Торо.

Опять же, героиня идет по следу из «хлебных крошек», не планируя и не изображая из себя гения дедукции. Это весьма характерно для нуара, где главный герой «бредет» от зацепки к зацепке. Нашел клубные спички – пошел в обозначенный клуб, отыскал записку - направился по указанному адресу. Реализм нуара как раз заключается в том, что он не предполагает сложных решений. В контексте фильма «Вампирша»: пришел, увидел, застрелил.

Режиссер даже решил не создавать особую мифологию относительно «благородного оружия» - толком непонятно, чем стреляет из арбалета «обращенная» журналистка. То ли серебряными болтами, то ли освященными заточками, то ли кошерными мини-гарпунами, то ли стрелами Аполлона. Да и какая разница? Суть ведь совершенно не в этом.

На этом мы заканчиваем наш рассказ. Подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»
Made on
Tilda