… и укусит за бочок
«Мысленный волк» как фольклорный нуар
Мы специально выжидали некоторое время, чтобы были созданы все актуальные рецензии, были высказаны все очевидные мнения, написаны все злободневные заметки про фильм «Мысленный волк» (2019). И на него можно было взглянуть «новым взором».

Нельзя сказать, что я отношусь к горячим поклонникам творчества Валерии Гай Германики, но и назвать меня её активным «хулителем» тоже нельзя. Тем не менее, к просмотру фильма «Мысленный волк», что был явлен публике на «Кинотавре», я приступал с большим интересом. Фильм не для всех, несмотря на то, что просмотр затягивает. Критика как-то излишне активно тиражировала мысль о том, что это «православный хоррор», а потому в итоге забыла обратить внимание на очевидные вещи. Конечно, фильм ни разу не хоррор, а нуар, и не «православный», а «фольклорный».

И самое важное – критики как-то упустили в своих рассуждениях то, что изначально был клип группы «Смысловые галлюцинации» и книга Елены Пильгун. А вот одноименное творение, а именно роман Алексея Варламова (увы-увы) здесь совсем не при чем. Собственно фильм о смерти, мысль о которой вызывает не страх, но глубокую тревогу. Всё это подано в непривычной форме. Если прибегать к образам, то ощущение, будто бы пьесы Антона Павловича Чехова скрестили со страшными сказками Вильгельма Гауфа.

Почему этот фильм именно нуар? Потому, что в нуаре тревога и отчуждение – это важнейшие чувства-состояния. Молодая бабушка, в прошлом петербургская балерина (в исполнении Юлии Высоцкой) и приехавшая к ней дочь с маленьким сыном Васенькой никак не могут найти общий язык. Всё это сопровождается страшными историями про появившегося в окрестностях волка, который «перешел» с коров на людей. В какой-то момент кажется, что волк это своего рода метафора (как раз часто упоминаемый критиками смысл из слов Иоанна Златоуста). Но это лишь пока дочь с Васенькой не видят гигантского Анубиса, что лениво гложет чьи-то останки.

Мы можем обнаружить троичное деление фильма. Как бы три места, в которых время должно течь по-разному. Очевидно и наглядно показаны только два. В самом начале ленты мы зрим, что для умершего, которого поджидают небеса, время поворачивается вспять . Гроб извлекается из могилы, затем отпевание, затем больничная койка. И вот умерший в гостях у метафорических женщин, что угощают его поминальными блинами.

Основное действие фильма происходит на хуторе с показательным названием Небылое (фактически «Забвение» - и как тут не вспомнить многочисленные фильмы с названием «Обливион»). Забвение в некоторых религиозных построениях, это третья посмертная локация – и не рай, и не ад. Оно обиталище тех, кто избежал мук вечных, но не был удостоен вечного блаженства. Вполне очевидная отсылка к Булгакову и участи Понтия Пилата, который жаждал покоя. Опять же весьма показательно, что стражем границ между этими локациями в Древнем Египте считался Анубис. По этой причине он съедает назойливого молодого человека с вызывающей татуировкой на груди «Стыдно быть несчастливым».

Это лишь кажется, что он пришел на хутор. Однако сцена в лесу с найденным ботинком и сломанным квадроциклом указывает, что он уже был убит. Однако шествуя по загробному миру, он зашел «не на тот двор». И трагичным является выбор дочери, которая отказавшись остаться в Небылом, садится в пустую электричку, вид за окнами которой вдруг окрашивается тревожным пламенем, что набирает силу. Опять же высказывается не слишком оригинальная, но поданная в своеобразной форме мысль о том, что жизнь в городе и есть ад (странно, что в связи с фильмом никто не вспомнил «Град обреченный» Стругацких) Как пел Александр Ф. Скляр, ещё в составе группы «Ва-банк»: «Пускай этот поезд несется, и нет нам дорогие назад».

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако в самом ближайшем будущем мы продолжим Вас знакомить с отечественными мрачными кинолентами, а потому не забывайте читать наши новые материалы. А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»



Made on
Tilda