Правда делает свободной…
Что будет, если скрестить «Семь» и «Пилу»?
Мы решили сделать большую серию материалов, посвященных современному британскому криминальному кино, а потому решили прибегнуть к уловке. А именно, соединить несколько моментов. Во-первых, начать с фильмографии Саймона Филлипса – актера, который как раз считается «сугубым» символом английских мрачных лент. Во-вторых, найти ленту, название которой уже встречалось бы в прошлом.

В итоге наш выбор пал на фильм 2013 года «Посрами дьявола», чье наименование повторяет титул кинокартины 1953 года. Постановщиками оной были одновременно Джон Хьюстон и Хамфри Богарт (последний даже вложил в неё свои деньги), но при этом «Посрами дьявола» не была ни нуаром, ни даже триллером. Это была авантюрная кинокартина, в настоящее время хотя и считающаяся своего рода классикой, однако в указанном 1953 году особого интереса у публики не вызвавшая.

Прошло шестьдесят лет и британцы решили поставить ленту с таким же названием, но ни разу не ремейк (что уже хорошо). Завязка у этого творения, являющего собой нечто среднее между криминальным расследованием и триллером про маньяков, была в высшей мере интересная. Это проблема лжи. Скажешь правду – освободишься и будешь жить. Соврешь - и тут же умрешь. А чтобы весь этот в высшей мере драматический процесс был еще более трагичным и мрачным, в качестве «судьи» и «палача» выступает т.н. «детектор лжи» (он же полиграф). Тот приводит в действие смертоносные конструкции: пускает ток, нажимает спусковой крючок и т.д.

То есть отсылки к бесконечной хоррорной франшизе «Пила» вполне очевидны. А ещё оказывается, что незримый поборник правды как-бы-придерживается «заповедей Господних». Тут мы можем увидеть перекличку с гениальным нуарным триллером Финчера «Семь» (1995). Различие состоит в том, что нарушение заповедей (которых десять) и смертные грехи (которых в католичестве - семь, но в Православии – восемь) – это совершенно не одно и то.

Мне не раз приходилось иметь дело с различными сектами, а потому я не понаслышке знаю, что в оных всякого рода «мистическая муть» - это всего лишь прикрытие для того, чтобы побольше «изъять» денег у доверчивых граждан. Подлинный мистик в жизни не будет создавать секты и тому подобное. А потому по мере просмотра фильма я все больше и больше убеждался в том, что весь этот религиозный антураж – «веер», которым, активно размахивая, пытаются отвлечь внимание от «сути».

Насколько заманчивым было начало фильма, настолько малоубедительной была его вторая половина. Иногда мне казалось, что сценаристы изучали работу полиции вообще, и деятельность Скотланд-Ярда в частности по дешевым криминальным романам. Поведение главного героя в определенный момент становится и вовсе парадоксальным. Вместо того, чтобы «отработать» улики, он начинает в буквальном смысле мучиться каким-то отвлеченными моментами типа «психологического портрета убийцы». В итоге он напоминает зайца, попавшего в трясину, чем активнее он дергается, тем больше вязнет.

Концовка, как и во многих подобных фильмах, лишена какого-либо оптимизма. И вообще возникает ощущение, что последние полчаса криминального повествования делались только для того, чтобы подвести зрителя к трагическому финалу. А вот в оном как раз имеет смысл взглянуть на список смертных грехов, в частности католическую tristitia (уныние) и присутствующую только в Православии (наряду с упомянутым «унынием») Λύπη, то есть «чрезмерную скорбь». Хотя это и есть те самые греховные чувства, что придают эмоциональный окрас нуару в целом.

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако в самом ближайшем будущем мы продолжим знакомить Вас с современным британским криминальным кинематографом, а потому не забывайте читать наши новые материалы. А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda