Помнит – не помнит – выстрелит – поцелует…
Память как луковое средство для криминального деяния
Как-то один мой не слишком умный знакомый «ляпнул», мол, Кристофер Нолан – переоцененный режиссер. Обсуждать сию странную сентенцию мы не будем в силу её беспросветной глупости, тем более, что Нолан как раз тот самый режиссер, чей потенциал ещё не раскрыт до конца (хотя, казалось бы, куда уже больше).

В мое поле зрения он попал задолго до того, как стал известен широкой публике. Случилось это в 2000 году, когда на экраны вышла лента «Помни». Это была вторая картина Кристофера Нолана, но именно она ярко продемонстрировала, что его увлечение «нуаром» (то есть мрачными криминальными драмами) явленное в дебютном фильме «Преследование» (1998) – отнюдь не случайное явление и не спонтанное стечение обстоятельств. Более того, в фильме главную роль играл один из символов современного нуара – Гай Пирс. В связи с мрачным кино достаточно вспомнить его участие в фильмах «Секреты Лос-Анджелеса», «По волчьим законам», а также сериал «Джек Айриш». Опять же нельзя не отметить, что несколько позже почти во всех фильмах Нолана (с «Бэтмана. Начало» до запланированного «Довода») появляется звезда британского нео-нуара Майкл Кейн.

Нас учили, что перемена мест слагаемых не влияет на сумму. В арифметике (возможно) это правило и действует. Но только не в кинематографе. И уже тем более не в мрачных криминальных фильмах, что являются производными от классического нуара. Почти во всех их сюжет не совпадает с фабулой. То есть зрителям явлена история, фрагменты которой расположены отнюдь не в хронологическом порядке. Например, вы можете знать, чем дело заканчивается, но лишь затем вам поведают, с чего всё началось. Подобный прием ведет отсчет с классической «Двойной страховки» (1944).

Далее последовал новый прием: фрагменты воспоминаний вставляют в общую канву сюжета (то есть флэшбеки помогают понять суть происходящего). В данном случае новатором был Роберт Сьодмак с его «Убийцами» (1946). Казалось бы, что Тарантино довел «проблему хронологии» до «высшей точки» в «Криминальном чтиве» (1994). Вообще сразу и не скажешь, какая сцена является продолжением какого эпизода. Недаром в пародии на этот культовый фильм «Тривиальное чтиво» сотрудник киностудии роняет папку со сценарием, страницы которого непронумерованы. А затем наобум собирает рассыпавшиеся бумаги.

Так вот, спешим вас обрадовать. В 2000 году Нолан смог превзойти даже Тарантино. Главный герой фильма страдает серьезным расстройством. Он не помните ничего, что было ранее, чем за пятнадцать минут до этого. Конечно, большое неудобство, если вы живете в пансионате. Но это форменная катастрофа, когда вы ищете убийцу своей жены. По большому счету ничего из ранее добытых сведений Леонард Шелб (в исполнении Пирса) не помнит. Но на выручку приходят татуировки и фото с короткими подписями.

Когда случается очередная «перезагрузка», то бедолага заново «читает себя», после чего продолжает действовать. Специфичность ситуации показана за счет «инвертирования», то есть фильм разбит на небольшие отрывки, которые идут «в обратном порядке» (их «перекладывают» небольшими черно-белыми «отступлениями», позволяющими понять, что же с Леонардом происходит и почему). В итоге фраза о том, что вы знаете, чем всё закончилось, но понятия не имеете, как всё началось – обретает буквальный смысл.

Более того, оказывается, не только память сыграла «злую шутку», иногда и метод может стать «сломанным телефоном». Шаг за шагом можно двигаться в совершенно случайном направлении. Но раскрывать секреты не будем. Вам лучше самим посмотреть этот удивительный фильм.

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако в самом ближайшем будущем мы продолжим Вас знакомить с мрачными криминальными фильмами, в которых есть необычная сюжетная линия. А потому не забывайте читать наши новые статьи! А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda