Месть говорила с французским акцентом
Что будет, если совместить европейский нуар и гонконгский боевик?
Для начала скажем несколько слов об азиатском криминальном кино. В нём есть несколько ярко выраженных направлений. В частности, японский нуар + обретший за последние лет двадцать популярность корейский (южнокорейский) нуар. Сейчас на сцене появился чина-нуар, мрачные криминальные драмы, произведенные в Китае. Но оные никак нельзя путать с гонконгскими криминальными лентами, которые стоят особняком и в известной степени оказывают влияние на западное кино. Достаточно вспомнить, что «Отступники» Мартина Скорсезе - это ремейк «Двойной рокировки» от Эндрю Лау.

Есть в гонконгском криминальном жанре и свои классики. Увы-увы… у нас в стране знакомство с оными дальше знания о Джоне Ву едва ли продвинулось. Тем не менее весьма достоин внимания Джонни То («Горячие новости», «Безумный следователь» и т.д.) с одним из фильмов которого мы сегодня вас будем знакомить. Речь идет о киноленте, которая в отечественном прокате шла под названием «Месть» (2009).

Джонни То решил создать нечто уникальное - идеальную смесь из азиатского и европейского кино, из нуара и боевика. «Салат» из взаимоисключающих ингредиентов дает на выходе либо нечто восхитительное, либо что-то совершенно отталкивающее. «Месть» оказалась фильмом, который, несмотря на мрачный сюжет, в буквально смысле вас зачарует. Опять же после просмотра этой киноленты, станет понятным, откуда «позаимствовали» некоторые кадры создатели третьей части «Джона Уика».

Если говорить о сюжете, то фильм интересен тем, что является примером, как можно создать шедевр при самой «примитивной истории». Семью одного француза в Макао убивают триады. Тот нанимает трех местных киллеров, дабы отомстить, в чем готов помогать им сам. Заваруха оказалась нешуточной – в итоге почти все погибли. Собственно всё… Однако каждая из сцен фильма превращена в подлинное представление «в миниатюре». Джонни То взял с одной стороны сумрачную выразительность нуара, с другой – криминальную хореографию азиатских фильмов, со всякого рода «фонтанчиками» и «брызгами» от пролетающих пуль.

Особо надо обратить внимание на главного героя. Предполагалось, что его должен был сыграть Ален Делон (еще раз привет французскому нуару), но тот отказался. И европейские коллеги предложили взять на роль «мстящего повара» Джонни Холидея. Во Франции он считался (и считается) чем-то вроде местного Элвиса Пресли. Хотя справедливость ради отметим, что дальше западной части континента его слава так и не вышла. А потому в Азии понятия не имели - «кто это?» и «зачем это?». Но То изменил своё мнение, когда увидел Холидея – его внешность как нельзя лучше соответствовала идее мщения: отстраненная брутальность, помноженная на следы бурной молодости.

Критики не раз писали, что Костелло (герой Холидея) некогда был киллером, но отошел от дел и стал поваром. Из фильма этого вовсе не следует. Это просто человек с «темным прошлым», что неплохо для повара умеет управляться с боевым оружием. Впрочем, у него есть одна особенность. Она теряет память (виной тому засевшая более двадцати лет назад пуля в голове). А потому мщение повар-убийца хочет свершить, пока ещё помнит об оном. И в этой части фильм напоминает гениальную ленту Кристофера Нолана «Помни» (2000).

Чтобы не потеряться в реальности, которая иногда Фрэнку Костелло кажется «новой», он делает фотографии, которые подписывает – это «друг», это «враг», а за этих людей я «мщу». Всё это происходит на фоне залитых ночным дождем и неоном вывесок азиатских улочек. А почему бы нет? Ведь в нуаре «китайский квартал» является едва ли не постоянной локацией. А что будет, если всё вокруг будет одним безграничным чайнатауном? И когда в очередной раз память откажет тебе, то разве не все азиатские лица будут похожи друг на друга?

Критики отмечали, что фильм был недостаточно динамичным. Однако, когда речь идёт о нуаре, такого и не должно быть. По большому счету это пять органично сплетенных новелл: «Знакомство», «Поиски», «Первое мщение», «Гибель», «Ледяное мщение». Некоторые сцены так и вовсе врезаются в память навсегда. Как, например, катящие тюки с макулатурой гангстеры, что используют их как прикрытие.

Наш вердикт – фильм очень сильный, красивый, стильный и с качественной драматикой. Если Вы его не видели раньше, то имеем наглости рекомендовать посмотреть. На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ, однако в самое ближайшее время вернемся к рассмотрению азиатских криминальных лент и азиатского нуара. А потому не забывайте читать наши новые статьи! А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda