Интригующе старички, опасные для жизни
Новый шедевр от создателя «Тайны в его глазах»
Дорогие друзья, мы повторяли, и будем повторять, что «иберийский нуар», сформированный на основе испанских триллеров, безумно прекрасен. Насколько может быть прекрасно кино, где говорится о смерти. «А почему бы его не назвать просто испанский нуар?» - спросите вы. Потому что границы этого явления выходят за территориальные рамки сугубо Испании. Оно больше соответствует «иберийскому темпераменту». Что объясняет наличие в рамках оного мексиканца Гильермо дель Торо, а также аргентинца Хуана Хосе Компанелья.

Последний широкой публике более известен благодаря получившему признание триллеру «Тайна в его глазах» (2009). О нём мы будем говорить отдельно, а сегодня нам хотелось бы поведать о новой работе этого удивительного мастера. Его новая лента «Короли интриги» (2019) настолько заворожила нас, что мы решили отступить от принятого на данном канале правила – «не давать актуальных рецензий». Однако отечественные кино-обозреватели продолжают мусолить «Ирландца», чем вызывают уже не удивление (что же там можно так долго обсуждать?), сколько возмущение (может быть, уже перейдем к картинам, достойным внимания?)

В фильме «Короли интриги» можно увидеть очень легкие, почти ажурные аллюзии (то есть отсылки) к двум классическим нуарам, которые составили гордость мирового кинематографа. Это снятый Билли Уайльдером «Бульвар Сансет» (1950) и фильм гениального Фрица Ланга «Улица греха» (1945). Из первой ленты взят образ немолодой актрисы, которая мучительно переживает закат своей карьеры, и готова на всё, чтобы вновь блистать в лучах своей былой славы. Из второй кинокартины позаимствован образ парочки беспринципных проходимцев (она и он), которые готовы до нитки обчистить наивного «пожилого кассира».

Впрочем, заимствование весьма и весьма условное. Это как бы намек, что Хуан Хосе Компанелья знает классику нуара, чтит её. А равно как знак, что некоторые моменты надо трактовать именно через мрачные традиции нуара. Впрочем, поначалу в «Королях интриги» нет ничего мрачного. Мы видим меланхоличный особняк, в котором живет своего рода «престарелая» кинематографическая «коммуна», возглавляемая некогда звездой кино - Мартой Ортис. Здесь же живет её муж-инвалид, который переживает, что не стал актером. А ещё сценарист и режиссер. Их жизнь размеренна.

Скуку они разбавляют язвительными шутками, которые достойны лучших нуаров. Например, написав пейзаж, один из пожилых людей говорит: «Здесь печать моего виденья». А в ответ он слышит: «Печать различима, а вот пейзаж не очень». И вот в их существование врывается молодая пара, которая активно изображает из себя фанатичных поклонников кино вообще и таланта Марты Ортис в частности. Марта, как и многие женщины, оказалась падка до лести. Отчасти бдительность потерял и её супруг.

Впрочем, режиссер и сценарист, создавшие отнюдь не одну (в том числе мрачную) киноленту, оказались не таким уж простачками. Они сразу почувствовали подвох. Кажется, что далее действие будет развиваться в духе «авантюрной комедии» («Афера», «Блеф», «Ва-Банк»). Но не тут-то было. Особняк, на который претендует пара мошенников, таит в себе не самую добрую тайну. Даже более того, отнюдь не одну темную загадку.

Виртуозно жонглируя знанием сюжетных элементов из криминальных драм, Хуан Хосе Компанелья создает собственное, уникальное кинополотно. Так сказать, нуар от пожилых создателей нуара. Это в «Двенадцати стульях» у Ильфа и Петрова «победила молодость», в нуаре же опыт - куда более ценное качество. Особенно когда два старичка говорят кодовую фразу: «Ну что, хищник пожирает хищника?» Развязка, не лишенная черного юмора и даже частички готических ужасов, указывает на ленту именно как филигранную уголовную драму (читай – нуар), а не криминальную комедию.

Наш вердикт. Всем поклонникам хорошего мрачного кино - смотреть обязательно! И не забывайте читать наши новые материалы! А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко

Made on
Tilda