Нуарная сказка от Терри Прачетта
Их Кабанейшество, мрачные герои и непривычный криминал
Подводя итоги уходящего года, хотелось бы обратить внимание на «Клуб анонимных книголиков» (Ярославль), к которому я имел честь присоединиться, и который (на мой взгляд) является одним из интереснейших «местных сообществ». Именно участие в жизни клуба заставляет меня браться за книги, которые в «обычной жизни», я, скорее всего, не прочитал бы. В большей степени со ссылкой на предельную занятость, которой мы нередко маскируем собственную леность.

Итак, мне попала в руки книга «Санта-Хрякус», созданная сэром Терри Прачеттом. «Ну и при чем здесь излюбленный вами нуар?» - спросите вы. «Ведь это - чистой воды фэнтези». Дело в том, что сюжет книги во многом использует приемы, присущие для мрачных криминальных кинолент. Только лишь в некоторые образы внесены небольшие коррективы. Есть преступник-декадент, обнаруживающий в себе даже черты эстетствующего маньяка – убийца Чайчай.

Есть главный герой, которого очень сложно назвать безусловно положительным. Это Смерть. Причем, видимо, Прачетт находился под впечатлением фильма-притчи «Седьмая печать», который в 1957 году снял главный киноэстет мирового кинематографа Ингмар Бергман. Об этом свидетельствует несколько моментов. Во-первых, Смерть и в фильме, и в книге мужского рода. Это ОН. Во-вторых, ОН весьма очеловечен. В-третьих, на одной заповедной двери, которую пытаются открыть не самые положительные персонажи книги, семь волшебных замков.

Есть фатальная барышня, которая по формальному признаку является внучкой Смерти, а потому фатальнее не придумаешь. А поскольку Смерть внезапно для всех взял на себя обязанности праздничного персонажа, именуемого Санта-Хрякус, то празднично-зимнее сочетание «Дедушка» и «внучка» позволяет говорить о Сьюзен как «нуарной Снегурочке».

Если же говорить, о вынесенном в заголовок персонаже, то переводчики пошли по пути, предложным в двухсерийной экранизации и решили сильно не мудрствовать. Санта-Хрякус упрощает понимание того, что происходит и почему. Хотя на самом деле он должен был именоваться как-то вроде Их Кабанейшества. Однако из этого точного перевода не следовало, что действие происходит на зимние праздники. И он обедняет невольный ассоциативный ряд, который должен возникать в голове читателя. В описанном мире никогда не было Рождества, однако возникшее на «его месте» празднество «Страшдество» всё-таки восприняло черты привычного нам торжества (толстяк, сани, подарки в луках ит.д.) Так Прачетт как бы заявляет о принципах предопределенности, эдакого ритуального детерминизма. Не суть важно, что происходит в мире, в итоге праздники всё равно примут определенные формы.

Однако в данном случае всё-таки речь идет о праздновании «зимнего солнцестояния» и проводах самой длинной ночи в году. Отсюда и переживание, что если Санта-Хрякус не будет найден, то Солнце никогда не взойдет. По этой причине можно утверждать, что «данный Санта» был «актуальной проекцией» германского божества Фрейра, которому прислуживал большой кабан. Опять же именно опять же Фрейру был подвластен солнечный свет, как источник «духовной жизни».

А ещё в книге можно обнаружить следы многих литературных гениев, что в разной степени содействовали появлению нуара. Например, ворон в книгу явно пришел из поэзии Эдгара Аллана По. Часть сюжетов весьма напоминало литературу Чарльза Диккенса. Однако ярче и громче всего звучит тема Ницше про то, что «Бог умер». «Великий безумец» подразумевал не исчезновение Вездесущего и Всемогущего Существа, а оскудение и умирание человеческой веры, что как бы приводит к смерти Бога в душах людей.

То есть на выходе книга и предпринятая по ней экранизация, в большей степени походят на философско-криминальную драму, нежели традиционную рождественскую сказку для детей. Что в известной степени роднит их с великолепным фильмом Фрэнка Капры «Эта прекрасная жизнь» (1946). Рекомендуем ли мы книгу к прочтению, а двухсерийную ленту к просмотру? Несомненно, рекомендуем!

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ! Однако в будущем мы продолжим изучать нуарные (то есть мрачные) сказки, а потому не забывайте читать наши новые статьи! А еще лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор в том числе книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda