Советский детектив с вкраплениями французского нуара
Или криминал под звуки ленинградского твиста
Мы уже не раз рассказывали о так называемом советском нуаре, то есть криминальных драмах, что снимались в СССР, но которые нельзя отнести ни к детективу, ни «дидактическим» лентам. Некоторые из режиссеров использовали приемы, характерные для в классического нуара.

Хотя во многих фильмах можно было наблюдать лишь «вкрапления» мрачного мета-жанра, то есть их (эти фильмы) можно было бы полагать «божиими коровками». Черные капли на красно фоне. Идет форменное агитационное повествовании, бах…. и цитата-вкрапление один в один из западного «черного фильма». А затем снова рассказ об увлекательных буднях советских трудящихся. Проходит минут десять, бац!!!... и вновь откровенная аллюзия к нуару.

Об однои из таких фильмов мы и будем рассказывать сегодня. Вышел он на экраны в 1966 году, когда «оттепель» уже прошла, а «заморозки» еще не наступили. Странное межвременье в итоге порождает странные фильмы, чем они собственно и вдвойне интересны. «Два билета на дневной сеанс» Герберта Раппорта сразу же стали одной из самых кассовых лент кинопроката с СССР. А еще этот фильм принес общесоюзную известность и всеобщую популярность замечательному актеру Александру Збруеву.

Но обо всём по порядку, хотя по возможности с минимум сплойеров. Фильм в известной степени был агиткой – его задачей было показать важность работы отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности, сотрудники которого в советской реальности особой полярностью не пользовались. Мол, сажали людей «ни за что», только зря зарплату получали.

Где-то на подкорке подобных воззрений придерживается и главный герой фильма - молодой сотрудник Александр Алешин (его как раз играет Збруев). Он полагает то ли работу скучной, то ли ненужной, что всё маскирует заявлениями о своей профнепригодности (в органы он был прислан по комсомольской линии). Одним словом, некогда учащийся химического института подает рапорт и намеревается ОБХСС покинуть. Так сказать, «на прощание» ему предложено провернуть след – у разных валютных спекулянтов обнаружены билеты на один и тот же дневной сеанс, на одно и то же место в кинотеатре «Ударник». Может быть, совпадение? А может быть…?

Отвлекаясь от советского кино, надо отметить, что в нуаре есть такой поджанр – «последнее дело». Обычно оно достается либо полицейскому, который вот-вот уйдет на пенсию. Либо уголовник решит завязать, но его убеждают «дружки»: «Давай в последний раз» и т.д.

Так вот - Алешин полагает, что это лишь совпадение. А потому идет на указанный дневной сеанс со своей хорошей знакомой и занимает указанные места. Далее следует мощный всплеск «нуарной инореальности», будто бы заимствованной из фильмов Мельвиля или Трюффо. Уголовники, сменяющие друг друга, наразбериха, «перемена ролей», криминальное подполье. Проще говоря, Алешина приняли «не за того» и он внезапно оказался «инфильтрированным агентом».

Его пребывание на «уголовной хате» точь-в-точь «срисовано» с французского нуара. На конспиративной квартире «криминального синдиката» даже висят иностранные плакаты с барышнями ал-я пин-ап и валяются зарубежные модные журналы. Одновременно с этим можно наблюдать явление советской femme fatal с явными отсылками к молодой Бриджит Бардо. А чтобы зрители не думали плохо про советских девушек, героиню сделали «эстонкой». Часть её пассажей достойна быть отлита в золотое: «Я как Мэрилин Монро и меня такой же размер бюста».

Конечно, вызывает легкое удивление, как проныры-преступники легко попались «на удочку». А Алешин прямо с ходу стал изображаться из себя «недавнего сидельца». Если вы вспомните «Место встречи изменить нельзя», то там активная подготовка Шарапову фактически не помогла. А тут один экспромт и всё удачно… Ну ладно, поверим.

Сюжет фильма не будем пересказывать. Обратим лишь внимание еще на пару нуар-вкраплений. Во-первых, это явление криминального персонажа по кличке Сабодаж, которого играет Станислав Чекан (вспоминайте «таксиста»-милиционера из «Бриллиантовой руки»). В данном случае образ явно нас отсылает к Жану Габену. Так сказать, Мегре наоборот.

А ещё есть прямо-таки готическая сцена на кладбище, которая может дать фору любым западным нуарам. Подытоживая – несмотря на натяжки и некоторую наивность в сюжетных поворотах, фильм, вне всякого сомнения, достоин того, что его посмотреть (если вы его ранее не видели). На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако в самом ближайшем будущем вернемся к анализу т.н. «советского нуара». А потому не забывайте читать наши новые статьи. А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda