Апокалипсис на улицах «Городах грехов»
О новелле из культового фильма, на которую обращают мало внимания
Сегодня мы будем говорить о «средней» новелле из культового фильма Роберта Родригеса «Город грехов», которой почему-то уделают мало внимания. Или полагаю просто «догрузком» к прочим новеллам. Хотя это не так!

Главным персонажем новеллы «Большая смачная резня» является Дуайт, роль которого исполняет Клайв Оуэн. Он отличается удивительной способностью попадать в неприятности, что упорно демонстрирует на протяжении всего фильма. О его прошлом ничего толком неизвестно - зрителю лишь сообщается, что он на некоторое время пропадал, покинув «Старый город», то есть кварталы, контролируемые «барышнями»

Вступив в схватку с отталкивающим Джеки-Боем (его играет дель Торо), он сам того не жаля «приносит на хвосте» его и вкупе сообщниками в «Старый город», где с пьяной компанией расправляется японская девушка-убийца Михо (Девон Аоки). Обыскивая тела, при убиых обнаружили документы служащих полиции. Это можен привести к тому, может начаться новая криминальная война и по её итогами контроль над «Старым городом» перейдет и мафиозным структурам, и «барышни» потеряют свою былую автономию. «Тело как улика», так назвался в свое время один из фильмов. Тела убитых становятся важным «козырем» в криминальных играх – одна сторона стремится их «похоронить» (то есть избавиться навсегда), пресловутый Синдикат (символ мужского тщеславия) жаждет их выявить, дабы начать большую заварушку.

Дуайт – один из самых убедительных характеров в «Городе грехов». Он не обладает исполинской силой как Марв, и вовсе не «хороший парень» подобно полицейскому Хартигану. Он готов убивать и воровать, хотя и не испытывает от этого удовольствия. В этом отношении он весьма похож на большинство героев нуара, которые являются противоречивыми личностями. При всех негативных моментах, в нём живут инстинкты защитника, он готов действовать в одиночку, хотя и не является супер-героем.

В то же самое время его подружка словно в шутку называет его то «Суперменом», то «Ланцелотом». Дуайт – мужчина с мрачным прошлым, он убил человека, а потому вынужден скрываться от полиции. Это делает его ещё более схожим со многими нуаровскими персонажами. Как отмечал один из критиков: «Они тяготеют к прошлому и настоящему, но боятся будущего». Прошлое тяготит Дуайта, который вынужден жить двойной жизнью. Былое ассоциируется с темнокожей неистовой «амазонкой» Гейл, именно от этого и хочет избавиться Дуайт. Он стремится построить своё настоящее с белокурой хрупкой официанткой Шелли.

Однако от прошлого не убежать, и оно вновь приводит персонаж в «Старый город». При этом Дуайт - не человек действия наподобие Марва, он всего лишь реагирует на неприятности, происходящие в его жизни. Иногда кажется, что он просто плывет по течению. В этом он схож с Джо Гиллисом - главным героем из классического нуара «Бульвар Сансет» (1950). Когда Джо Гиллис вступал в стены старого дома на бульваре, то он и предположить не мог, что это здание станет его судьбой, а его владелица – роковой ошибкой.

Гейл – не просто агрессивная «ночная бабочка», она самая настоящая королева «Старого города». Она диктует свою волю этим кварталам и горе тому, кто решится нарушить её приказ. В отличие от Дуайта она прекрасно себя чувствует в мире грязи и насилия. Она пытается защищать подконтрольных ей девиц, но это вовсе не «материнская» забота. Гейл видит себя амазонкой и в буквальном смысле слова жаждет крови. Не случайно, одна из её девиц фактически провоцирует незваных гостей на проявление агрессии, чтобы это было формальным поводом для расправы над ними.

В то же самое время девушка-провокатор, по вине которой в «Старом городе» были убиты полицейские, исполняет роль Иуды, то есть она - предатель. Весьма показательно её фарисейство, а именно многочисленные цепочки с крестами, которые расположены так, будто бы перечеркивают друг друга. Переметнувшись к Синдикату, Беки переходит на сторону безусловного зла. Этот выбор она сделала по причине любви к семье и презрения к собственной двойной жизни: в одной ипостаси она примерная дочь, в другой - «ночная бабочка» из «Старого города».

В момент сомнения её глаза загораются пронзительно голубым светом. В данном случае это не кристаллическое свечение, символизирующее гордыню, а водянистый оттенок тоски и печали. Она недовольна и стыдится своей жизни в «Старом городе», хочет вырваться и забыть о прошлой жизни. Она даже хочет, чтобы Гейл поняла мотивы её предательства. Она всего лишь слабый человек, настолько слабый, что даже не может решиться сделать выбор. Однако «город грехов» - это не место для слабых людей, здесь они обречены.

Если говорить о кровавой развязке этого эпизода, то она мало подходит для нуара, где никогда не делалась ставка на экшен, а лишь на нагнетание обстановки. С другой стороны, если прослеживать в фильме религиозные мотивы, то сцена массовой расправы напоминает картины Апокалипсиса. Боевики Синдиката оказываются запертыми в переулке, а вооруженные до зубов девицы обрушивают на них свинцовый дождь, заняв позиции на крышах. Сцена усиливается начавшимся в реальности ливнем, который сопровождается блеском молний.

На этом мы заканчиваем наш рассказ, однако в некотором будущем предпримем еще некоторый анализ фильма «Город грехов», а потому не забывайте читать наши материалы. А еще лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули ,кровь и блондинки. История нуара».

Made on
Tilda