Как начинался японский нуар?
Как классик мирового кино создал «национальный криминал»?
Будем Вам признательны, если дочитаете этот материал до конца (пусть и бегло) и задержитесь здесь хотя бы на пару минут. Заранее спасибо! Приятного Вам чтения!

Есть нехорошая традиция у некоторых кинематографических каналов: либо пересказывать сюжет фильма, либо уходить в бесконечные эпитеты по поводу игры актеров (иногда по поводу режиссерской или операторской работы).

Мы категорически не делаем подобное. Наша цель - заинтересовать вас, чтобы вы посмотрели (если не видели ранее) или пересмотрели (если всё-таки когда-то видели) обсуждаемый нами фильм. Хотя надо сказать, что классиков обсуждать очень сложно. Всё важное в их адрес уже было сказано. А говорить нечто вторичное не очень хочется. Но в любом случае на нашем канале рано или поздно мы должны были рассказать о прославленной ленте «Бездомный пёс» (1949), создателем которой был легендарный Акира Курасава.

Шёл 1948 год. Япония еле-еле отходила от войны, старательно «забывая» нанесенное ей поражение. Режиссер хотел показать, что виной большинства проблем была не столько война, сколько бездумная вестернизация японского общества. Вы удивитесь, но первый японский нуар (а «Бездомного пса» приято считать именно таковым) мало походит на традиционные фильмы о «стране Восходящего солнца». Если не принимать во внимание фенотип действующих лиц и главных героев, то могло было показаться, что действие происходит где-то в Европе или в маленьком американском городе.

То есть Курасава не стал переносить криминальные сюжеты в «мир цветущих сакур и полосатых кимоно». Публика оказалась очень довольна, кинокритика - еще больше. А сам режиссер был крайне разочарован. Так как на выходе получил совершенно не то, что хотел. Он предполагал создать психологическую драму, в основе которой был криминальный сюжет, а создал какой-то джапан-нуар (явление, надо сказать совершенно уникальное и самостоятельное, это не просто нуар, снятый в Японии).

Впрочем, самобичевание Курасавы вовсе не повод для того, чтобы отказаться от просмотра блистательной и проникновенной ленты. Надо сказать, у нас есть объективные подозрения, что этот фильм дотошно изучали советские писатели-детективы и некоторые режиссеры. По крайней мере, подходы братьев Вайнеров весьма схожи. Опять же нельзя не отметить, что некоторые героини «Бездомного пса» (конечно, с поправкой на внешность) весьма напоминают то «Маньку-облигацию», то «Верку-модистку», то «подружку Фокса».

Опять же главные герои японской ленты - ну почти «вылитые» Шарапов и Жеглов (повторимся, мы ведем речь не про внешность). Детектив Мураками (его играет легенда японского кино Тосифиро Мифуне – вспоминайте самурая из вестерна «Красное солнце), молодой идеалистичный полицейский. Он вернулся с фронта и всеми силами старается найти себя в мирной жизни. Но вот неудача! У него в переполненном автобусе крадут табельное оружие (эх…. ну кто же такое возит в боковом кармане пиджака!) Затем из этого пистолета было совершено несколько выстрелов, то есть совершено несколько преступлений.

Детектив всеми силами пытается исправить ситуацию и найти пропавший пистолет («пока не поздно»). В этом ему помогает «бывалый сыскарь» Сато (японский Жеглов). Тот на первый взгляд кажется прохиндеем и даже нечистым на руку персонажем. Впрочем, это маска. Он люто ненавидит преступников и готов пожертвовать собой во имя искоренения криминала.

Рассказывая о фильме, надо отметить еще несколько моментов. Во-первых, откуда взялось такое название. «Бездомный пес рано или поздно станет бешенным» - говорит Сато. В данном случае подразумевается преступник, завладевший оружием. Он применяет его бездумно, иногда убивая вообще ради небольшой суммы денег. Молодой «пес» и молодой Мураками – это как бы две стороны одного и того же человека. Темная и светлая. Оба - молодые ветераны войны. У обоих по пути домой после демобилизации украли вещи и документы. Однако пути у них оказались разные, хотя в конце фильма они всё-таки «встретились».

Во-вторых, в фильме удачно использована весьма непривычная для нуара «атмосферная обстановка». Если в американских нуарах обычно идет ночной дождь, то у Курасавы мы наблюдаем слепящее солнце и жутчайшую жару. Впрочем, в обоих случаях это является выражением отчуждения. Обливающиеся потом люди шарахаются друг от друга, «прячась» за веерами и в «промокательные платки». К слову сказать, это невольно возвращает нас фильму Фрица Ланга «Большая жара» (1953).

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако в ближайшем будущем мы непременно вновь обратимся к теме «японского нуара». А потому не забывайте читать наши материалы. А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара».
Made on
Tilda