Барышни, шляпы и оружие – перекресток гангстерских судеб
«Перекресток Миллера» как провокационная пародия на нуар
Если говорить об осмысленных пародиях, которые подталкивают зрителя к постижению какого-то явления, то в отношении нуара самым удачным примером является вышедший в 1990 году фильм братьев Коэнов «Перекресток Миллера».

Понимание нуара в этой ленте доведено до такой максимальной концентрации, характерные элементы настолько акцентированы, что это едва ли можно найти даже в самых удачных фильмах классического периода. С определенной долей вероятности можно утверждать, что «Перекресток Миллера» с одной стороны - это набор кино-цитат (в фильме узнаются сцены из многих кино-нуаров), с другой стороны – это набор цитат из литературных произведений Дэшшила Хэммета.

При этом всём «Перекресток» - это совершенно самостоятельное произведение с оригинальным сюжетом. Нечто подобное пытались создать во время съемок пародийного фильма «Мертвые не носят шотландку» (1982) - там в канву повествования были вставлены сцены из классических нуаров. Однако фильм не стал тонкой пародией, а скорее, невзыскательной комедий, в которой элементы нуара не столько осознаются, сколько высмеиваются.

Коэны кроме всего прочего показали неразрывную связь нуара и гангстерского кино, не подчиняя один жанр другому. «Перекресток Миллера» является гангстерской лентой согласно сюжету, но все мизансцены выстроены как точная имитация нуара, впрочем, и сюжет, и структура фильма находятся с совершенной гармонии, не противореча, но дополняя друг друга.

Главный персонаж фильма Том Риган - типичный герой нуара, сомнительный тип, помогающий криминальному боссу, ирландскому гангстеру Лео О'Беннону. Действие происходит в городе, напоминающем Нью-Йорк, хотя на самом деле съемки проходили в Новом Орлеане, где сохранились целые кварталы эпохи «сухого закона». Показанный в фильме город напрочь коррумпирован, бандиты заправляют в нём всем от торговли выпивкой до контроля игр и скачек.

Главный герой - не головорез и не громила, он не лишен достоинства, а потому предпочитает улаживать некоторые из дел своего босса. Его облик подогнан под нуар – он ходит в плаще и шляпе. Последняя становится своеобразным макгаффином (предментов всеобщего криминального желания). Риган её регулярно проигрывает в карты, теряет, стремится вернуть, но её не всегда возвращают.

Как и положено нуару, в фильме есть роковая красотка – Верна, которая крутит роман с боссом гангстеров и пытается защитить своего непутевого брата, игрока и мелкого кидалу. Именно попытка спасти брата, который продает информацию о заказных матчах, ложится в основу конфликта, вокруг которого развивается сюжет. Все усложняется тем, что у Ригана интрижка с Верной, что может очень плохо сказаться на «бизнесе» (очевидная отсылка к фильму «Стеклянный ключ»).

Подобная коллизия обыграна в теме этики. Коэны очень часто закладывают в свои фильмы какую-то философскую категорию, например, в «Большом Лебовски» - это нигилизм, в «Перекрестке Миллера» - это этика. «Лео, мне не стыдно произносить это слово, — я говорю об этике», - заявляет итало-бандит Джонни Каспар.

Антагонистом главного героя в фильме выступает подручный Каспара, суровый и пугающий Эдди Дан. Это типичный нуар-злодей, от одного вида которого «кровь стынет в жилах». В нём нет ни капельки милосердия или сочувствия. Он убивает и пытает, иногда даже не дожидаясь приказа от своего босса – зритель пронимает, что это ему доставляет удовольствие, что Эдди - патологический садист. Эдди Дан – это концентрированная тьма, в которой нет ни отблеска света.

Добровольное уединение, самоизоляция или, точнее говоря, «волевая ссылка» Ригана типична для многих главных героев нуара, в основе своей весьма сомнительных и неоднозначных типов. Нередко их кино-судьба заканчивалась в тюрьме, в мучительном одиночестве или в безумии раскаяния за совершенные преступления. Объяснения с Верной проходят под дождем, что ещё раз подчеркивает нуарную суть фильма.

Роковая женщина сама оказывается жертвой: она теряет любовь, брата, грозится убить Ригана, выхватывая крошечный браунинг, однако со слезами на глазах исчезает в потоках проливного дождя. В этой сцене видны только тёмные профили на фоне полосатого, «гофрированного» стекла. Наверное, это самый сильный эмоциональный, но при этом самый мрачный момент в фильме.

Герою предстоит сделать выбор: предать красавицу или своего босса. И именно в этой сцене чувствуется, что «Перекресток Миллера» - не какая-то подделка под нуар, но пародия на этот жанр, переходящая в самый настоящий качественный нуар. Имитация классических элементов оказывались сильнее и убедительнее оригинала. Во всём фильме нет ни одной смешной сцены, что указывает на пародию «высочайшего полета».

Made on
Tilda