Лондонский нуар по ту сторону британских приличий
«Долгая страстная пятница» - забытый фильм про английских гангстеров

Был небольшой период в европейской истории, когда «эпоха буги»ушла, а «эра диско» по большому счету ещё не наступила. Это когда 70-ые уступали место 80-ым. Именно об этом времени повествует удивительная британская лента «Долгая страстная пятница» (1980)

Рассуждая об английском криминальном кино вообще и британском нуаре (и нео-нуаре) в частности, нельзя не отметить, что переход от Майка Ходжеса к Гаю Ричи случился как-то слишком резко. Без промежуточных стадий. Но это только лишь кажется на первый взгляд. «Мостик» между этими двумя культовыми режиссерами всё-таки был. Хотя в качестве такового предстал режиссер, которого звали Джон Маккензи. Имя не говорящее ничего не только широкой публике, но и многим кинокритикам. Если не считать нескольких удачных телевизионных проектов, то и ускользнул бы этот кино-творец от нашего внимания, но…

Но именно он снял блистательную уголовную драму, которая во многом предопределила каноны современного британского криминального кинематографа. Чего только стоит постоянно тиражируемая сцена с висящими кверху ногами в цеху «мясобойни» «подозреваемыми». Маккензи пожалел зрителя и не стал превращать сцену допроса в крюко-мясную вакханалию. «Подозреваемым» повезло и те, отделавшись нелегким, но всё-таки всего лишь испугом, убрались «восвояси».

Так о чем же данный фильм? После продолжительных криминальных войн на территории Южного Лондона и Ист-Энда наступило затишье, которое длится более десятилетия. Во многом это «заслуга» жесткого криминального воротилы Гарольда Шенда, которого играет Боб Хоскинс. Какая злая ирония судьбы! Это была самая яркая криминальная роль данного актера, а мы помним его преимущественно по ленте «Кто подставил кролика Роджера?»

Шенду кажется, что пришло время окончательно легализоваться в качестве крупного бизнесмена. Для этого он приглашает в Лондон из Нью-Йорка представителя тамошних «семей» (привет «Коза Ностре»). Чарли (так зовут высокого гостя) играет звезда французского нуара 50-ых годов Эдди Константин. Он уже не молод, но в нём все ещё чувствуется хищный оскал, который он не раз демонстрировал в роли Лемми Кёшена. Прибыв Лондон, он сразу говорит пророческую фразу: «Шляпа на кровати – дурной знак».

По мне так куда более дурным знаком было устраивать вечеринку в Страстную Пятницу, когда весь христианский мир пребывает в глубокой метафизической скорби. Именно в этот день начинается то, что в простонародье принято именовать «уголовная канитель». Сначала взлетает на воздух машина, в которой должна была ехать с церковной службы мать лондонского воротилы. По стечению обстоятельств её не оказалось в автомобиле. Затем обнаруживаются новые бомбы и новые трупы.

Гарольд Шенд вне себя от ярости. Он готов рвать и метать. Но вот проблема – он не понимает, что происходит. Он даже не видит заказчиков этих покушений и предположить не может, кто за ними стоит. И чтобы уладить дела у него есть ровно сутки. Судорожно вспоминая всё свои прошлые бандитские навыки, тот начинает рыскать по городу в поисках подозреваемых. Вся организация, которую шеф именую «корпорацией» (видимо, по образцу мексиканских и южноамериканских «картелей») «поставлена на уши».

Честно признаюсь, лично у меня сразу появилась версия, которая оказалась правильной. Уж слишком почерк покушений был далек от преступных традиций Лондона. Но главный герой, почему-то этого не видит. Хотя в противном случае не было бы сюжета. Если не рассматривать собственно тайну, что положена в ядро повествования, то фильм базируется на понятии «уважения». Маккензи подобно братьям Коэнам берет одно отвлеченное, почти философскую категорию и пытается проецировать её на уголовную реальность большого города.

Если говорить об актерском составе фильма, то кроме Боба Хоскинса, который идеально вжился в роль сурового бандита с повадками зрелого Бенито Муссолини, надо обратить внимание на совсем молодого Пирса Броснона. Именно благодаря указанному фильму и получившему первую известность. Впрочем, до актерского мастерства Хоскинса ему далековато (по крайней мере, в этой киноленте). Отдельного восхищения и похвал заслуживает финальная сцена, а именно богатство мимики «загнанного в клетку» «крупного хищника».

Как он внезапно осознает, что настал «конец» и уже не имеет смысла ни «нырять под красные флажки», ни стремиться рвануть клыками за горло оказавшихся поблизости «охотников». Мы не будем говорить, где кроется отгадка. Но невольно вспомнились слова персонажа Фрэнка Синатры из одной первой относящихся к нео-нуару лент «Тони Роум»: «Я вся эта заваруха лишь из-за того, что ты забыла вовремя подать на развод?»

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако очень скоро продолжим анализировать британский нуар и нео-нуар. А потому не забывайте читать наши материалы! А еще лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda