Анти-нуар от мега-классика кино
Как величайший кино-философ создал вызывающую кинокартину?
Странное это было время. Нуар в классическом его виде «умер», а «нео-нуар» ещё не «родился». Тогда в недра мрачного мета-жанра погружались только подлинные творцы, чье сознание выходило далеко за пределы обыденных клише. Одним из них был Жан-Люк Годар, не просто один из величайших французских кинорежиссеров, а Подлинный Демиург кинематографа, «Мыслитель кинокамеры».

Именно Жан-Люк Годар снимает в 1964 году один из самых необычных кино-нуаров, который выходит на экраны год спустя. Эта лента назвалась «Альфавиль». Годар был одним из первых, кто попытался скрестить собственно мрачный криминальный жанр (нуар) и научную фантастику. Причем, не просто фантастику, а оную в антиутопическом звучании. То есть Годара можно смело полагать своего рода провозвестником киберпанка.

При просмотре ленты мне вспомнилась одна история, которая случилась то ли в литературном институте, то ли на каком-то филологическом факультете в 50-ые годы. Преподаватель зачитал текст, а затем попросил студентов попытаться определить автора. После некоторых совещаний те едва ли не единогласно пришли к выводу, что это был Эрнест Хемингуэй. Опс…. Ошибочка вышла. Преподаватель зачитывал просто набор фраз из русского-английского разговорника.

Именно такое ощущение складывается, когда случаешь диалоги, которые между собой ведут главный герой и обитатели города-планеты Альфавиль. Один пытается говорить нечто осмысленное, однако в ответ слышит набор стандартных фраз, нередко лишенных внутреннего смысла. «Хорошо, спасибо, пожалуйста», «Дайте – держите». Кажется, что принимающей стороне вообще не важно, что скажет или как ответит их «гость».

Подобное странное поведение отнюдь не случайно. В чем-то «Альфавиль» напоминает «Часы быка» Ефремова. Эта планета находится на периферии галактики, и здесь укрылись остатки буржуазно-фашистского общества, создав в своем мирке ультра-рациональное государство. Здесь запрещены эмоции, чувства, искусство (по крайней мере, понятно, откуда свои идеи почерпнули создатели «Эквилибриума»). Городом-планетой управляет грандиозный компьютер (эдакий эсхатологический «Зверь»)

Судя по всему, во «внешнем мире» победил гуманистический социализм. Так как главный герой назвавшийся Иваном Джонсоном рекомендует себя как репортер газеты «Фигаро-Правда». Хотя на самом деле его зовут по-иному и призвание у него совершенно другое. Это частный детектив Лемми Кёшон, которого играет обладающий брутальной внешностью «старого волка» Эдди Константин. Он уже не раз был в образе детектива Кёшона («Ядовитый плюш», «Этот человек опасен», «Что делает тебя… милашкой»)

Впрочем, на тоталитарную планету он пребывает с тайной миссией – найти и обезвредить профессора фон Брауна по прозвищу «Носферату», который как раз является создателем компьютерного мозга.

Не удивляйтесь, по фильму густо рассыпаны имена реальных исторических персонажей и значимых героев поп-культуры. Например, Кёшон открывает шкаф агента Генри Дискона и видит на створке множество фотографий, включая портреты Маленкова, Берии, и изображение Гелена, шефа спецслужб ФРГ. А еще подвыпивший Дискон хрипит: «Они убили Дика Трейси» (если вы не знали, то это такое действующее лицо в гангстерских комиксах и фильмах).

При этом всем Годар взял много больше из нуара, нежели из фантастики. В фильме фактически нет фантастических пейзажей. Действие происходит будто бы в обычном городе, который весьма напоминает Париж 60-ых годов. Люди, конечно, ведут себя странновато, но и на то тоталитарное общество будущего. Еще в фильме много фраз, пародирующих привычные диалоги из нуара: «- Если хотите, то приму ванную вместе с вами! – Я уже взрослый мальчик, чтобы сам себе потереть спинку».

Если оставить в стороне собственно содержание фильма, то некоторые моменты в съемках просто завораживают. Длинные планы, которыми снята длинная сцена в гостинице (то есть без монтажа, с одного дубля) подтверждают репутацию Годара как подлинного гения кино. Что можно еще сказать по поводу данной ленты? Это воистину странный фильм с глубоким смыслом (в отличие от всяких «Малхоланд Драйвов»). Его можно пересматривать не раз и каждый раз находить какие-то новые детали.

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако очень скоро мы продолжим анализировать французское криминальное кино, а потому не забывайте читать наши материалы. А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»



Made on
Tilda