Декадентский нуар позднего СССР
Декадентский нуар позднего СССР
С формальной точки зрения нуар и детектив в стиле модерн (ар-нуво-криминал) - это совершенно разные стилистические явления. Нуар натуралистичен, мрачен и параноидально зловещ. Детектив в стиле модерн увит всякого рода виньетками, полон уточненной публики: от поэтов до художников. Если здесь и убивают, то с декадентской отстраненностью и томными взглядами.

Тем интереснее смотреть фильм «Первая встреча, последняя встреча». Его ошибочно относят к перестроечному кино. На самом деле лента снималась в 1986 году, и вышла на экраны лишь в 1987 году. А собственно разгар перестройки, с характерными для него «культурными» явлениями начинается в 1988-1989 годах.

Однако нельзя не отметить, что лента полна мрачных предчувствий. Если в фильме речь, по сути, о предстоящем крушении Российском империи, то создавался он во время предшествующее крушению СССР. Впрочем, создатель ленты, культовый советский режиссер Виталий Мельников («Начальник Чукотки», «Семь невест ефрейтора Збруева» и т.д.) обладал удивительным историко-криминальным чутьем. Мы уже говорили о его кинокартине «Две строчки мелким шрифтов» (1981), в которой можно заметить следы приемов, характерных для нуара. Однако в «Первой встрече» было использовано всё богатство визуальных образов этого мрачного мета-жанра.

На первый взгляд сюжет предельно прост – начинающий частный детектив, на внешний вид - студент-юрист, расследует таинственное убийство и выходит на следы активно германского шпионажа. Главный герой пытается спасти важные технически изобретения, которые пытаются вывезти заграницу. Но получается это у него плохо.

От модерна (ар-нуво или югенд-штиля, если угодно) фильму досталась главная музыкальная тема и несколько сцен, которые происходят в кафешантане «Колизеум». Здесь выступает певичка Ванда, которая является «роковой красоткой», явно заимствованной из нуара. Она коварна и в известной степени вульгарна. При этом мало походит на томных барышень эпохи декаданса: с большими погруженными в тень глазами и тощенькими фигурами.

Из нуара заимствованы также глубокие тени. Иногда в фильме действуют просто силуэты, которые сняты на контровом освещении, то есть против света, что создает мощные контрасты. Хотя это отнюдь не самое интересное в фильме. В нём заложены так называемые «пасхальные яйца», то есть загадки, которые ускользают от зрителя. Несомненно, все они связаны с проблемами со временем. Петербург предстает как большой временной портал, где случаются всякие криминально-хронологические аномалии.

Собственно этому есть некое мистическое объяснение. Дело происходит на Святки (сказочное время). Надо обратить, что в этот момент в Российской империи был ещё 1913 год (по старому стилю), а в Германии и Европе уже наступил 1914 год. Изобретатель Куклин, смерть которого расследует частный детектив Пётр Чухонцев открывает возможность извлечения энергии из «претуберации молекул», а сам он говорит, что можно создать критическую массу и будет «бабах!». Правильно – убиенный фактически открыл атомную бомбу. Только без ядерной физики.

В кафе некоторые персонажи говорят о машинах будущего (ха…. какие они длинные! Ха-ха… и колеса без спиц). В фильме мы видим «черную машину», которая мало походит на Хорьх 1910 года, а является фактически точной копией гангстерского Паккарда из 30-ых годов. Визит из будущего? Опять же Чухонцев узнает об убийстве из газеты, но когда спешит на место преступления, то обнаруживает, что следственная бригада только-только обнаружила тело изобретателя. Едва ли это не недоработки сценариста и режиссера. Это намек на некую мистичность действия. Опять же опасающийся за свою жизнь изобретатель говорит не о немецких шпионах, он называет их ОНИ, как бы подразумевая, что «прусский офицер» Штольц является всего лишь инструментом таинственной и безымянной закулисы. Но не самостоятельным игроком.

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако очень скоро продолжим анализировать так называемый советский нуар. А потому не забывайте читать наши материалы. А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda