Гроздья социального гнева или принесенный меч
О революционном сериале, что внезапно закрыли
Я давно планировал прочитать «Гроздья гнева» Джона Стейнбека. Но не то что бы я не люблю читать, наоборот – просто руки не доходили. Появлялись «важные дела», а легендарная книга казалась мне «такой толстой», что каждый раз откладывал её «на завтра». Однако этом году я оказался участником замечательного творческого коллектива – «Клуба анонимных книгоголиков» - и как раз «Гроздья гнева» были выбраны для прочтения и обсуждения.

Этот роман хотя и не относится напрямую к нуару (ни в одном из его проявлений), но в некоторой степени всё-таки близок к мрачному мета-жанру. Нуар как натуралистический и социально пессимистический кинематограф во многом созвучен социальному скепсису, что звучит в каждой строке «Гроздьев гнева». Отнюдь не случайно зарубежные кинокритики вспоминают и роман, и его экранизацию 1940 года, когда рассуждают на тему мрачного, «черного» кино или иными словами нуара.

«Гроздья» натолкнули меня на одну интересную мысль. После прочтения и дискуссии я полностью уверен, что роман в известной степени вдохновлял создателей сериала «Проклятая нация» (2017). У Стейнбека есть персонаж – Джим Кейси. Не слишком удачливый проповедник со специфическими взглядами на жизнь и на природу греха. Он включается в борьбу разоренных крестьян и в итоге гибнет, оказавшись втянутым в стычку с представителями «Американского легиона».

В сериале главным героем также является проповедник. Он тоже пытается поднять фермеров на борьбу, для чего использует и «Слов Божие», и револьвер. Главное отличие Сета Девепорта от книжного персонажа заключается том, что в сериале главный герой не боится проявлять решительность и применять силу. Он как бы становится иллюстраций к знаменитым словам Христа о том, что «не мир я вам принес, но меч».

На улице бушует «великая депрессия», действия происходит на Среднем Западе, а именно в Айове, в штате который считают не только «сердцем Америки», но «житницей США». Здесь живут преимущественно фермеры. И именно их «сильные мира сего» решили сознательно разорить, чтобы завладеть их землями. Сопротивляться у фермеров получается не очень хорошо. Опять же их терроризируют. Банки подсылают наемных стрелков, и те, не задумываясь, пускают в ход оружие.

Кажется, что закон умер раз и навсегда. Если вы думаете, что «великая депрессия» - это незначительное в своей трагичности событие, то вы ошибаетесь. В тридцатые годы от голода, болезней и прочих потрясений по последним подсчетам в США умерло около восьми миллионов человек.

Мы уже говорили о том, что нуар и вестерн формально являются жанрами-антагонистами. Однако как любые противоположности они стремятся к единению (вспоминаем законы диалектики). На выходе возникают самые разнообразные «гибриды», включая так называемый «городской вестерн». «Проклятая нация» отличается от традиционных вестернов кардинальным отказом от привычного распределения ролей. Те, кто должен быть хорошими (закон и т.д.) являются «плохими парнями». «Смутьяны» и революционеры, напротив, показаны с внутренней симпатией.

Из нуара позаимствованы убийцы-декаденты, извращенные богатеи, тайные организации («Черный легион») и непременный для мрачного кино «продажный коп». Впрочем, даже в этом случае местный шериф, что «себе на уме», показан не слишком негативно. Он подобно Понтию Пилату хочет «умыть руки», однако это у него не получается. В определенный момент надо выбирать – с кем ты, так как не всегда получается «стоять в стороне».

Собственно, нет ничего удивительного в том, что сериал закрыли в буквальном смысле на «полуслове». Конечно, зрителю дали развязку – масштабную батальную сцену в стиле гангстерских войн, только перенесенных в ландшафт ранчо. Однако явно читалось, что сериал сочли «подрывным». Тем интереснее его будет посмотреть, если вы его раньше не видели.

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако очень скоро мы продолжим анализировать отдельные аспекты мрачного жанра. А потому не забывайте читать наши материалы» А еще лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки».

Made on
Tilda