Откуда пришло кино про гангстеров?

«Преступный мир» как дебют автомата Томпсона
На фоне волны популярности нового гангстерского фильма Мартина Скорсезе появилась «мода» рассуждать об истоках гангстерского кино. При этом многие обозреватели очень существенно ошибаются, либо серьезно путают детали. Поэтому мы исправляем данное упущение.

Формальным «крестным отцов» гангстерского кино был вовсе не американец, а австрийско-германский режиссер Йозеф Штернберг, который иногда самовольно прибавлял к своему имени аристократическую приставку «фон». Идея снять фильм о профессиональных преступниках пришла к нему в 1925 году, после окончания работы над лентой «Охотники за спасением» (1925). Два года спустя после выхода на экраны «охотников» Штернберг начинает работу в США над лентой «Преступный мир», первый в истории гангстерский фильм, заложивший основу и каноны этого жанра.

Этому криминальному фильму Штернберг придает социальное звучание. Надо отметить, что социальные проблемы фактически никак не отражались в голливудских фильмах 20-30-ых годов. Это происходило по очевидной причине – владельцы студий в преобладающем большинстве были республиканцами, тесно связанными с банкирами, а те в свою очередь не намеревались инвестировать средства в «социалистические проекты».

По этой причине герои фильма «Преступный мир» вызывают не отторжение, а глубокую симпатию. Сразу же оговоримся, что оригинальное название ленты «Underworld» переводить как «Подполье» - категорически неправильно. Тем более что сценарной основой для фильма стали криминальные репортажи чикагского журналиста Бена Хэкта. Исходя из этого же «Преступный мир» провозглашают одним из первых прото-нуаров, в чём нет никакого противоречия.

Режиссер как бы скрестил романтическую линию и криминальной обстановкой, создав тем самым некое подобие уголовно-любовного треугольника. Матерый уголовник по кличке «Бык», его подружка по прозвищу «Перышко» и «мозг банды» по прозвищу «Роллс-ройс». Последний оказывается в банде совершенно случайно, в прошлой жизни он был адвокатом. Однако его дела идут очень плохо, и он начинает спиваться. Со «дна жизни» его извлекает именно «Бык», который видит в новом компаньоне «преступный потенциал»

Позже подобная схема уголовно-любовного треугольника была использована писателем, классиком литературного нуара Д. Хэмметом в романе «Стеклянный ключ» (1931). Соответственно из романа она перекочевала в экранизации 1935 и 1942 годов. А десятилетия спустя она была воспроизведена в интеллектуальной пародии на «Стеклянный ключ», в гангстерскому фильме братьев Коэнов «Перекресток Миллера» (1990)

Если же говорить о «Преступном мире» Йозефа Штернберга, то фильм породил несколько стилистических элементов, которые стали обязательными для большинства всех последующих гангстерских фильмов. Во-первых, в фильме впервые на экране был показан автомат Томсона (Томми-ган). Из него по полицейским стреляет оказавшийся в «осаде» «Бык». Во-вторых, окно, из которого он ведет огонь, было занавешено, что позже сделало жалюзи (хотя в фильме были занавески) обязательным элементом нуара.

Все указанные моменты были воспроизведены в фильме 1932 года «Лицо со шрамом», в котором режиссер Говард Хоукс опять же воспроизводил сюжеты из репортерского наследия Бена Хэкта. Однако это уже было подражание вышедшему за пять лет до этого «Преступному миру».

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако очень скоро мы продолжим анализировать гангстерское кино, а потому не забывайте читать наши материалы. А еще лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda