Тень желаний или сумрак страсти?
Что символизируют жалюзи в нуаре и мрачных фильмах?
У нуара, как мрачного мета-жанра есть несколько обязательных элементов, которые имеют четкое визуальное выражение. Глубокие тени, дождь, идущий во мраке ночи, главный герой в шляпе. А ещё дробное освещение, которое чаще всего выражено «эффектом жалюзи».

Не многие исследователи и критики способны дать ответ: что это значит? Хотя даже в нео-нуаре некоторые режиссеры откровенно иронизируют по поводу жалюзи. Например, в «Китайском квартале» (1974) Роман Полански создают следующую сцену. Частный детектив Джейк Гиттес делает жесты своим коллегам, как бы намекая, что хочет выйти за рамки неловкой ситуации, в которую он поместил себя сам. Несчастный клиент Кёрли как-то пытается отшучиваться, но Гиттес острит в ответ: «Не надо пожирать мои жалюзи, Кёрли. Мне их установили только в среду», - то есть клиента вновь делают клиентом, грубо одергивают его.

В принципе жалюзи создавали эффект безусловного присутствия мрака. Даже если в кинофильме действие происходило в разгар дня, то при помощи нескольких приемов создавалось ощущение неизбежности наступления ночи. Это был тусклый свет, пробивающийся сквозь ламели жалюзи, световые полоски, возникающие в щели под дверью, сгущающиеся в углах комнаты тени и т.д. В нуаре была полностью искоренена традиция Голливуда, присущая для кинематографа 30-ых годов, а именно равномерное освещение места кино-действия (вне зависимости улицы или помещения) при помощи нескольких прожекторов и рефлекторов.
В 40-ые предпочитали усиливать натуралистичность, что на уровне приемов и технических решений было заимствовано из германского кинематографа. Подобно немецкому кино-экспрессионизму американский нуар охотно использовал сдержанные тона, агрессивные рефлексы, пугающие тени, неравномерное освещение лиц главные героев.

В классическом нуаре «Двойная страховка» (1944) «эффект жалюзи» встречается почти во всех принципиальных сценах. В фильме можно выделить две сцены, в которых тьма имеет принципиальное значение. Первая сцена – знакомство; вторая – попытка убить друг друга. В первой сцене видно, что, несмотря на яркий солнечный день, в углах комнаты таятся тени, это подчеркивается просветами сквозь жалюзи. Уолтер Нефф ещё сопротивляется попыткам втянуть его в преступные планы – свет ещё не до конца погас. Однако стоило Феллис несколько позже придти в гости к Неффу, как его комната погружается в сумрак – он сдался и решил отдаться порочной страсти, толкающей его на убийство.

Само убийство происходит ночью в автомобиле. Однако тьма самым решительным образом сгущается в одной из конечных сцен, когда подельники решают избавиться друг от друга. Направляясь открыть дверь, Филлис предварительно гасит в комнате свет – очевидно, что она задумала убийство. Комната погружена в непроглядную темноту, лишь кое-где сквозь жалюзи пробивается тусклые отблески как символ призрачной надежды, что злодеяние всё-таки не свершится. Филлис видна в помещении лишь благодаря отсветам на её белой одежде. Уолтер присаживается рядом и положение героев весьма напоминает сцену их знакомства, за тем лишь исключением, что они находятся почти в кромешном мраке.

После недолго диалога Уолтер задергивает окно, теперь не видно даже просветов в жалюзи. Тьма овладела обоими героями. Первый выстрел лишь ранит Уолтера Неффа, после чего он убивает толкнувшую его на преступление любовницу. В этой сцене идет некоторое соревнование в том, кто больше погрузит помещение во тьму: Филлис – гасит свет, но Уолтер – задергивает окно – если кто-то и должен предпринять «темное дело», то это будет он.

Нечто аналогичное можно наблюдать в самой удачной пародии на нуаре, фильме братьев Коэнов «Перекресток Миллер» (1990). Главный герой Том Риган стравливает недругов своего босса, дабы те убили друг друга. Он поднимается по лестнице и тусклый свет полосами падет на его лицо (традиционные для нуара жалюзи были «заменены» на перила лестницы). Тень не просто визуальный эффект, она связана с чувствами Ригана, который в размышлениях – оставить жизнь брату Верны, проходимцу Берни, или нет. Тень от перил это словно маска, которая скрывает истинные намерения персонажа.

Светлые полосы – это сомнения, терзающие Ригана, который вовсе не убийца и не классический преступник. Он вынужден выбирать между этикой (преданность боссу) и собственным кодексом чести. В итоге он сделал выбор в пользу этики и убивает Берни, чем кладет конец неприятностям в городе. В финальных кадрах он показан на кладбище, он отрешен и отчужден от своих «коллег» по криминальному бизнесу.

Итак, сцены с дробным освещением и пробивающимися сквозь жалюзи полосками света, было бы логичнее трактовать не как отсылки к тюрьме, а как аллюзию на решетки «психушки» и полосатые пижамы душевнобольных, то есть отражение глубоких терзаний и просыпающегося в персонажах «внутреннего мрака».

На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако очень скоро мы продолжим анализировать отдельные элементы нуара и криминальных фильмов, а потому не забывайте читать наши материалы. А еще лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda