«Экстаз» как телесный орнамент мрака
Почему самую провокационную ленту последних лент надо полагать нуар-балетом?
Мы специально выжидали известное количество времени, чтобы поговорить о фильме-шоке, пожалуй, самой провокационной ленте последних лет – кинокартине «Экстаз». Сейчас уже все рецензии написаны, все споры окончены, все морализаторские замечания сделаны, а потому можно рассуждать холодно и отвлеченно, так сказать, по самой сути.

У фильма есть два пласта, два уровня. «Вульгарный» и «эзотерический». Начнем с первого. Тут всё предельно просто и он может быть выражен фразой одного моего знакомого: «Не пей темного вина с дестракторами». Проще говоря, надо держаться в стороне от тех, кто имеет привычку хвататься «за нож на столе», ибо это чревато крайне неприятными последствиями.

В данном случае весь фильм держится на трагической случайности. В праздничный пунш, который употребляют на танцевальной вечернике, попадает приличная доза ЛСД. Если вы думаете, что из вашего подсознания в этой ситуации «вылезут» розовые пони и милые единороги, то вы глубоко ошибаетесь. Обычно откуда показываются весьма мерзкие существа, что в итоге и приводит к трагедии.

Надо сказать, что фильм напомнил анекдот про Красную Шапочку, мол, на самом деле та была серая, только девочка, сделавшая её из волка, носила оную мясом наружу. «Экстаз» - это «Русский Ковчег» Сокурова, только «кишками наизнанку» (простите за сравнение). Сходство – и в танцах, и в затяжных дублях. По большому счету «Экстаз» - это две большие (почти до получаса каждая) сцены, в которых я не обнаружил ни следов монтажа, ни «склеек». То есть их снимали «за один раз». Принимая во внимание ужас и истерики второй полвины ленты - это крайне непросто.

Переходим к эзотерическому смыслу ленты, которая в оригинале называлась вовсе не «Экстаз» (светлое воодушевление), а «Климакс», то есть «мрачный апогей». Здесь мы видим явную отсылку к античным обрядам, в частности вакхическим мистериям. Вакханки в состоянии одержимости были весьма опасными существами. Достаточно вспомнить обстоятельства смерти Орфея и некоторых других «ни в чем не повинных персонажей». Танец показан как страшная сила, которая может в себе таить темное начало. Сдержать его под силу лишь «высоким личностям»

Не удивительно, что в промежуточных сценах, возникает «гоп-стробоскоп» - нарезка из фраз, беседующих персонажей. Это - вовсе не Денс-Демиурги, уровню их развития может дать фору любой российский персонаж с «семками», сидящий либо на лавочке, либо на корточках. В итоге осквернение стихии танца высвобождает трагические и мрачные начала.

И здесь мы должны обратиться к такому явлению как «телесный орнамент», который является логичным продолжением «орнамента масс» (термин, взирая на канкан, употребил германский культуролог Зигфрид Кракауэр). Мы видим в поведении персонажей новый уровень десоциализации – отказ от своей идентичности (как национальной, так и половой). Они готовы сделать новый шаг и перестать быть людьми. Но не возвыситься, а быть низвергнутыми до уровня отдельно функционирующих конечностей. Трагедия изначально заложена в самом восприятии действительности действующими лицами.

Сразу же скажем, что, несмотря на то, что фильм танцевальный и музыкальный – он не для слабонервных. Его можно полагать первым примером полноценного нуар-балета. На этом мы заканчиваем наш сегодняшний рассказ. Однако вскоре мы вернемся к анализу т.н. «психотропного нуара», а потому не забывайте читать наши материалы. А ещё лучше подписывайтесь на наш канал! Искренне Ваш Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара»

Made on
Tilda