Цвет правосудия
Нуар, чёрный цвет и юристы
День добрый, с вами вновь историк Андрей Васильченко, автор книги «Пули, кровь и блондинки. История нуара». На этом канале мы преимущественно рассуждаем о нуаре, его отдельных аспектах и неизвестных ранее проявлениях.

В одном из прошлых материалов мы задались целью провести культурологический анализ черного цвета, чтобы найти забытые и неявные предпосылки нуара (noir c французского как раз переводится как чёрный). Сам нуар не раз повествовал о специфических формах правосудия, которые нередко выглядели как «воздаяние». Черный цвет как цвет как раз «высшего воздания» невольно отсылает нас к образу «Черной смерти», которая в формы чумы фактически опустошила Европу XIV века. То есть черный цвет стали символом отмщения за грехи. Не удивительно, что в этом время тёмные и черные одежды стали надевать на себя юристы всех мастей. Нельзя сказать, что это было уделом какой-то одной страны. Мы можем видеть это одновременно и во Франции, в Италии, в Англии.
Постепенно «судьи» и «судейские» стали именно «черными». В данном случае черный, это не зло, а аскеза и даже благородство, желание возвыситься над привычными страстями. Конечно, не всем средневековые судьи следовали этому принципу, однако в нуаре главный герой предстоит именно таким. Несмотря на массу личных прегрешений, он все-таки служит высшей идее – не всегда по доброй воле, но тем не менее весьма последовательно. С одной стороны - монах, с другой стороны – судья. Нельзя не отметить такую вещь как длинный темный плащ, который часто носит главный герой нуара. В Средние века социальные подвижники и борцы за социальную справедливость нередко именовались «людьми в долгом убранстве». В этом виделось противопоставление знати и богатеям, которые в те времена носили короткие, но очень дорогие «кафтаны». То есть «черный плащ» стал невольной ассоциироваться с борьбой против «зла мира сего». Как тут не вспомнить героя одноименно мультипликационного сериала, которые по сути можно считать «нуаром для детей». Нечто аналогичное можно сказать о Зорро (в любом его исполнении). В его случае «черный плащ» едва ли не важнее «черной маски»
Именно подобные тенденции приводят к тому, что в целом ряде стран были приняты законы против роскошной одежды. В итоге можно говорить о цветовом противостоянии во время Реформации и Крестьянской войны – протестанты предпочитали простые, черные одежды, в то время как католики носили цветные наряды. Опять же черный цвет был отличительной чертой английских пуритан. Именно отсюда мы можем выводить лицемерное вырождение чёрного благородства. Если принять во внимание, что итоге диктатуры Кальвина в Женеве могли бы ужаснуть даже испанскую инквизицию, то возникает определенное сомнение в искренности подобных «социальных устремлений».
Происходит подмена понятий черный из символа внутреннего подвига превращается во внешний признак лицемерной воздержанности. В итоге черные одежды стали весьма популярны среди купцов и даже банкиров. По итоге производители материи не успевали красить её в черный цвет, так как спрос (по сути) превышал предложение. В некоторых нуарах мы видим негативное преображение героя. Например, «темный рыцарь» может оказаться во власти собственного «величия». Если говорить о духовном состоянии, то в отдельных моментах это напоминает «прелесть бесовскую», один из грехов, когда человек (например) излишне горд своим как-бы-праведным образом жизни
Made on
Tilda